logo

Хлебные крошки

Статьи

Прибалтика
Политика

Здесь дома на костях

В концентрационном лагере в Резекне было убито более 40 тысяч и содержалось 250 тысяч человек

Принято считать, что в годы Второй мировой войны самый крупный концентрационный лагерь на территории Латвии был в Саласпилсе. О нем в советское время рассказывали на уроках в школах, было написано немало книг и издано публикаций.

Хотя нынешние власти страны и пытаются вычеркнуть его из истории, тем не менее о нем знают все, по крайней мере – взрослые люди. А кто помнит о лагере в Резекне, где было убито более 40 тысяч и содержалось 250 тысяч человек на площади, превышающей(!) Саласпилсский лагерь смерти? Даже не все жители латгальского города знают историю. А ведь их дома в северной части Резекне построили на костях замученных узников.

Но к дате 60-летия Победы над фашистской Германией группа активистов вместе с депутатом – "запчеловцем" Валерием Петровым и резекненским историком Александром Гродзицким намерена увековечить память о "Шталаге № 340"!

О лагере легче молчать?


Четыре года назад корреспонденты "Вести Сегодня" начали буквально по крупицам собирать информацию о забытом лагере. Большинство фактов тогда публиковалось впервые! Ведь даже в советские годы властям было неловко говорить о лагере, поскольку армия не смогла никого спасти из прифронтовой зоны, а большинство очевидцев выжили лишь благодаря тому, что немцы их "вовремя" продали хуторянам-латышам. Хотя многие подразделения Советской армии нередко ходили за линию фронта и малой кровью могли спасти практически всех узников. Это было более чем реально, но… Военнопленных, как известно, в то время приравнивали чуть ли не к предателям…

А почему молчат сейчас? В частности, и потому, что всех заключенных расстреливали в лагере по большому счету именно латыши. Выносили приговор немцы, а приводили его в исполнение местные. Несмотря на все документы и факты, нынешние власти упорно скрывают информацию о существовании концентрационного лагеря в Резекне. В прошлом работники архивов и библиотекари, прокуренные до мозга костей духом Атмоды, уничтожили большинство архивных материалов. Чиновники же ловко прикрыли кровавую страницу истории фашистской Латвии 1941-1944 годов. - Спасибо историку Александру Гродзицкому, который собрал достаточно архивных документов по лагерю, в противном случае очень многие страницы истории оказались бы просто вырванными… - говорит Валерий Петров.

Лицом в лед!


Во время Первой мировой войны Резекне был прифронтовым городом, немцы стояли у Двины… В Резекне собралось более 30 тысяч беженцев. Началась эпидемия тифа, и для обреченных построили бараки. После войны на тифозной территории основали деревню Клеперово, и в течение 23 лет бараки сохранялись нетронутыми.

В 1941 году, уже во время Великой Отечественной войны, немцы оккупировали Резекне. Поскольку рабочей силы не хватало, фашисты решили переоборудовать бараки под концентрационный лагерь. Вначале его назвали "Шталаг № 347", потом, при сокращении количества концлагерей такого типа (появилась более четкая классификация), переименовали в "Шталаг № 340". В него собрали людей (не только военнопленных) из Псковской области, Минска и других мест Белоруссии. В 1942-м в "Шталаг № 340" стали свозить евреев из Чехословакии и Польши.

Поскольку бараков все равно не хватало, то узников "укомплектовали" на нарах в пять(!) ярусов. По утрам завербованные латыши прогуливались и занимались "прореживанием": выводили по 10 человек из каждого барака и расстреливали… Сосланных коммунистов из Германии, как предателей рейха, заставляли сжигать трупы. Но самым страшным временем были зимы 1941 и 1942 годов. Люди сотнями умирали от обморожения и дизентерии. Особенно жестоко немцы и их латышские прихвостни относились к матросам. Их выгоняли в мороз на улицу и заставляли бегать вдоль колючей проволоки, пока те не падали от изнеможения и не замерзали.

Другой способ "очистки" описал в своем дневнике бывший военнопленный Александр Аракчеев: "…Любимым занятием коменданта лагеря майора Риттера и его заместителя – капитана Данцейзена было ставить связанных пленных из нулевого барака, карцера, босыми на лед и обливать их водой. Потом палачи бросали узников лицом в снег. И так оставляли умирать…" В архивах случайно нашелся клочок бумаги, а там один безымянный узник написал: "…Обреченных по десять человек подводили к стенке барака, чаще — к № 15. Первый фашистский служака стрелял в голову, другой в грудь…" А близ лагеря, в Анчупанах в Выпингском лесу, расстреляли 15 199 мирных жителей, в том числе 2045 детей.

Игра с черепами на костях


Существовал лагерь до 1944 года. Потом фашисты его покинули. В архивных документах говорится: "С приходом советских войск из бараков убрали трупы, слегка почистили стены, обили их досками и устроили… учебную часть для младших авиационных специалистов. Простояла учебная часть до 1970 года". В архивных рукописях рассказывается и о жутких послевоенных открытиях. В лагере трупы сжигались не все, большинство убитых просто сваливали в кучи и засыпали землей. По запискам бывшего военкома Бебриса, который во времена концлагеря привозил узникам картошку и свеклу со своего огорода, он случайно увидел, как весной после ливня из-под одного огромного холма текут несколько десятков ручейков… бурого цвета. Так обнаружили очередную братскую могилу.

А потом все разровняли и проложили дорогу (она сейчас ведет к железнодорожной станции Резекне-2), узники назвали ее Дорогой смерти. Даже в конце 50-х годов, во время застройки города, можно было увидеть, как в свежевырытых ямах дети играли "круглыми предметами" – черепами с дырками во лбу…

В 1965 году бывшие узники "Шталага № 340" приехали и посадили на месте лагеря березы. Рощу назвали аллеей Скорби. А неподалеку в 1978-м бывшие заключенные, они тогда съехались со всего Союза, посадили дубовую рощу – аллею Сопротивления.

- В 1969-м, когда началась массовая застройка северного района Резекне, здесь нашли более 5 тысяч человеческих останков… По незнанию вскрывали ковшами экскаваторов общие могилы, откуда сыпались кости. Какие-то останки людей начали лихорадочно собирать, сбрасывать в кучи, перевозить на братское кладбище Мирное, но потом поняли, что полностью все перезахоронить не получится, поэтому… продолжили на костях строить многоэтажные жилые дома, – говорит "запчеловец".

В 1973 году власти распорядились поставить на месте одного тифозного барака небольшой мемориал. Но прошло время… Теперь от мемориала остались лишь непонятные бетонные блоки на заросшем холме. От былой надписи "Убийцам братьев – наше проклятье!" нет и следа. Ее сбили во время бума воровства цветного металла. Теперь горку, под которой нашли сотни человеческих костей, используют детишки из местной латышской школы: весной, летом, осенью просто сбегают с нее наперегонки, зимой катаются на санках.

Ничто не забыто


- К дате 60-летия победы над фашистской Германией мы хотим очистить и привести в порядок территорию незастроенной части северного района Резекне, где тоже находился лагерь "Шталаг № 340". В прошлом резекненские депутаты левого толка уже собрали деньги и установили доску, на которой написано "Позор убийцам, слава погибшим!" Но этого, я считаю, мало. К концу января мы на собственные деньги готовимся поставить другую мемориальную доску, на которой будет содержаться информация о лагере, – рассказывает Валерий Петров. Сперва активисты вместе с Александром Гродзицким хотели установить еще и большой крест, но потом задумались – какой: православный, католический, староверов? Ведь в лагере убивали и издевались над людьми разных вероисповеданий. Поэтому пока решили ограничиться мемориальной доской, а дальше видно будет.

Уникальный архив


Валерий Петров вместе с учительницей из 4-й резекненской средней школы Натальей Романе занимается еще и тем, что создает уникальный видеоархив. - Я отношусь с уважением к истории, и мне очень не нравится, когда ее переписывают, – подчеркивает депутат. - "Большая" история есть в книгах и документах, а "маленькая" – судьба простого солдата – практически отсутствует. Очень не хватает именно мелких деталей, без которых не всегда складывается "мозаика". Поэтому я и решил создать архив. Купил видеокамеру и хожу по вечерам с Натальей Романе в гости к ветеранам, записываю их воспоминания о войне. Меня интересует абсолютно все, что они рассказывают: не только ход боевых действий, но и где солдаты спали, что ели, как общались между собой и многое другое – миллионы мелких деталей. Так постепенно в архиве уже собралось более 30 рассказов героев Великой Отечественной. Понятно, на все средств не хватает, приходится платить из своего кармана, и тем не менее работа продолжается. В планах у Валерия Петрова – собрать рассказы еще 120 ветеранов в Резекне плюс тех людей, которые живут в районе.

- Очень хочется, чтобы меня в идее создания архива поддержали по всей стране. Почему бы людям – тем, кому небезразлична история, тоже не заняться созданием подобных архивов? Поверьте, теперь это как никогда необходимо! – подчеркнул Валерий Петров.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie