Хлебные крошки

Статьи

Русская Украина
Политика

Сергей Сокуров

Живая и мертвая вода национализма

Национализм бывает разный: умертвляющий и оживляющий

Долгие годы нам успешно внушали, что национализм - слово бранное. Правда, указывали и на исключения: "арабский национализм", например. Помните? Действительно, источников, питающих национализм, много. И они разные. Они могут быть светлыми - живая вода из чистых глубин патриотизма. И мутными. Это мертвая вода. Самые отравленные её потоки порождены неизбывным чувством ущербности, которым в силу тех или иных причин заражена активная часть нации. А когда актив получает свободный доступ к народным массам, начинается эпидемия.

Не в том причина душевной эпидемии, что самобытный этнос Галиции шесть веков пребывал под властью иноземцев, пока случайно не оказался в "семье единой". Корень глубже: прикарпатские русины уступили "чужiцам" свои города, удовольствовавшись предместьями и сёлами. "Чужаки" же прибрали к рукам торговлю, важнейшие из ремёсел, образование и военное дело. Ударом по общерусскому самосознанию стал переход пастырей в Унию. Единокровные бояре и князья, забывая родной язык, отзываясь на "пан" и "герр", стали хуже чужих. К 1939 году местная народная интеллигенция составляла менее одного процента населения, да и она была в значительной степени ополячена. Смутные исторические воспоминания о восточнославянском единстве умело подавлялись австрийскими властями при верноподданнической помощи младоукраинцев; довольно эффективно (хотя не столь умело) Польшей Пилсудского. И не так подавлялись, как направлялись в русло русофобии, чему способствовали просветители типа М. Грушевского, чьи исторические конструкции И. Франко назвал "фальшивыми".

Красную армию встречали здесь уже не только р у с ь с к и е, но и украинцы. Большевики не стали нарушать Сталинскую конструкцию Союза Советских Республик; после войны паспортизация превратила всех русьских в украинцев; официальная пропаганда через школу, СМИ и другие средства, ей подвластные (а подвластными было буквально всё) закрепили положение. Пустые города после ухода немцев и поляков заполнили жители окрестных сёл, среди которых оказалось русскоязычное меньшинство.

Боевики УНА-УНСОПолитика государства способствовала украинизации, так как новая власть свято верила в своё всесилие и могла позволить себе лукавство на интернациональной ниве. В короткий срок возникла местная интеллигенция, скороспелая и весьма активно работающая локтями при вовремя подставленной "опоре на местные кадры". Уставшая к тому времени русификация в братских республиках здесь окончательно выдохлась и не имела успеха (да и зачем русифицировать тех, чей язык и так понятен?). А когда устала и сама советская власть, и украинскому суверенитету потребовался язык титульной нации, чтобы им подтвердить тот самый титул, возвышающий титулоносцев над "мигрантами", чуть ли не единственными массовыми носителями "державной мови" оказались галицийцы (галичане) среди 50-миллионного населения на 604 тысячах квадратных километрах. Не стану настаивать на термине Льва Гумилева "пассионарный взрыв". Но пассионарное возбуждение к западу от р.Збруч на постсоветском пространстве длится и поныне. Возникновению "Украинского Пьемонта": более, чем "мовный заповедник", более, чем не забытые традиции ОУН, способствовало ощущение безнаказанности. Ведь Россия -"iмперська держава" - сама инициировала распад СССР. Ненавистная старым и новым националистам Россия поднесла им нечаянную "волю" на "блюдечке с голубой каемочкой" без принуждения, непобеждённая "галицийскими гарибальдийцами", по-прежнему великая и величественная, и недоступная никаким сравнениям. Этот неоспоримый факт, лишающий её недругов ореола героев национально-освободительной войны, усугубил чувство ущербности. Воля, самостийность, суверенитет, соборность, полученные из рук заклятого врага, - этo как бы подделки под перечисленные понятия. Себя не обманешь, хотя самовнушением можно достигнуть желаемого. А вот детей и внуков; все будущие поколения в Соборной Самостийной можно ввести в желаемое заблуждение о месте и роли России в украинской истории принудительным забвением всего, что несёт печать русскости. Задача титаническая, но ведь мы имеем дело с "титанами"... ущербности.

"Пассионарии" с предгорий Карпат понимают, что имеют дело с трудной аудиторией. Хотя полного объединения с Россией желают только 27% граждан.

Украины, всё же за особо близкие отношения (без таможен, виз, границ) - ещё 60%. Только седьмая часть населения хочет видеть в северо-восточной соседке полную "иностранку". Более трёх четвертей опрошенных против понижения русского языка в республике до статуса иностранного. Восстановления вещания из Москвы в полном объёме хотели бы 55% украинцев. В унисон общественному мнению настроена новая Конституция. В частности, статья 10 как по форме, так и по духу предусматривает гарантии свободного развития, использования и защиты "всяк сущих в ней (Украине) языков". Однако в отношении русского это и другие прекрасные положения нарушаются при непосредственном участии государственных чиновников. И повсюду тон задают галичане, проникшие во все общественные и государственные сферы, их относительно малочисленные соратники с востока и юга Украины и безвольные чиновники, опасающиеся прослыть непатриотами. Львовянин Г. Приходько в журнале "Державнють" называет "агрессией российского этноса против украинского" требования значительной части граждан Украины придать русскому языку государственный статус. Депутат ВС Украины, тоже львовянин, М. Косив недвусмысленно предупреждает: "Или словари, или автомат Калашникова". Глава партии Государственной самостоятельной Украины Р. Коваль обещает вскоре перейти от лозунга "Осторожно, русские!" к лозунгу "Смерть оккупантам!". Более "научен" председатель политреферантуры УНА А. Лупонис: "Каждый, кто приходит на эту землю, приходит, чтобы интегрироваться в великую Украинскую нацию... Считаю сосуществование, как отдельных субъектов, и украинцев, и так называемых русскоязычных в Украине нереальным. Единственной формой их сосуществования может быть только жесточайшая борьба на взаимоуничтожение". Это не отдельные голоса. Рекомендации совещания с участием "Просвиты", Национального совета по телевидению и радиовещанию, Мининформации и Гостелерадио Украины носят ряд репрессивных положений в отношении "негосударственного" (исключительно только русского!) языка. А Президент, гарант Конституций, подписав "Поручение" по результатам совещания, придаёт легитимность антиконституционному акту (!).

Что ждёт русскоязычную Украину с возможным приходом к власти национал-радикалов, фантазировать не надо. Приезжайте во Львов, их главный полигон. Там вы ещё застанете 5 общеобразовательных школ с русским языком обучением (недавно было 24) и несколько "русских" классов в украинских школах, где не изучают родной язык и литературу, а русская история подаётся в таком виде, что за Россию становится стыдно.

Вы уже не застанете ни одного дошкольного учреждения, где звучала бы русская речь. Театр русской драмы переведён на украинский репертуар, а куклы театра "ляльок" разговаривают с детьми теперь только по-украински. Остатки русских культурных учреждений брошены новым государством на попечение русской общины. Резко ограничен доступ в регион газет, журналов, художественной и иной литературы, учебников, издаваемых в России. Молчит радио "Маяк", Общественное Российское ТВ можно смотреть в нищенских дозах.

Большинство русских могло бы найти достойное место в Украине. Только не лишайте их искусственно этнических особенностей, помогите им сохранить свой язык и традиции! Это призыв и к властям, и к общественности.

Задолго до того, как прозвучал этот призыв, Украина услышала предостерегающий голос одного из известнейших идеологов украинского национализма. Роман Шпорлюк, профессор, руководитель кафедры им. М. Грушевского при Гарвардском институте украиноведения, - непреклонный поборник украинской государственнности. Но наибольшую опасность для независимой Украины он видит не в русских, а в языковых фанатиках из боевой когорты своих единомышленников. В письмах и частных беседах со мной, в интервью газете "POST ПОСТУ II" профессор Шпорлюк говорил: "Миллионы людей, которые считают родной русскую речь, проголосовали 1 Декабря 1991 года за независимость Украины. Следовательно, украинцы (в традиционном понятии) ответственны теперь и обязательны перед своими русскими согражданами. Если мы ее будем с этим считаться, будем делить население на "основное" и "национальные меньшинства", то очень скоро столкнемся с перспективой территориального и этнического распада Украины... Русский язык - природная речь для миллионов людей, живущих на Украине, имеет здесь будущее; народ Украины, по сути, двуязычен. Государство может сохранить лояльность своих русскоязычных граждан, воспитывая в них привязанность к новой родине конкретными делами. Пусть на Украине будут лучшие русские театры, университеты, школы, интересней и дешевле жизнь, чтобы не возникало желания смотреть с завистью через пограничные заборы. Да, украинский язык должен зазвучать и в Крыму, и в Донбассе, и в Одессе, но этот процесс требует смены поколений. Если вы хотите иметь пятилетний план украинизации, вы уничтожите Украину. Поспешная, насильственная украинизация русских опасна для молодого государства. Основной мой тезис таков: необходимо отбросить мысль, что украинец узнается по тому, насколько он владеет украинским языком или склонен к украинской культуре. Сейчас украинца необходимо оценивать тем, насколько он хорош как гражданин, как член политической нации".

Вот так, господа и панове! Национализм бывает, как видите, разный: умертвляющий и оживляющий. Шпорлюк и шпорлюки нынче в среде торжествующего украинства не в чести. Они ещё не "вороги нацii", но о них умалчивают. Даже полемика с ним (и с ними) превращается в опасный для национал-радикалов разговор о реальном существовании второго русско-украинского государства. Ведь русские на Украине не "нацменьшинство", а державообразующий этнос. Три русских (русЬских, если хотите) государства, созданные сообща велико-мало-и белорусами и другими народами, и есть та Русь, повсеместно желаемая большинством населения, в которой могли бы уживаться и национальные особенности, и "мовы", и "суверенитеты", и президенты, и флаги, но без границ, без таможен, без виз; с двойным, тройным (и т.д.) и общим гражданством, вообще с тем "общим", что делить глупо, расточительно и преступно. И я, потомок запорожского полковника-летописца, вольного хлебопашца с Волги, сибирского ремесленника, болгарских эмигрантов, и, без сомнения - финнов и татар, не желаю иного Отечества.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie