Хлебные крошки

Статьи

Культура
Культура

Беседу вел Николай Головкин

Знания – через всю жизнь

Беседа с ректором Московского государственного университета культуры и искусства Татьяной Киселевой

В России 55 учебных заведений культуры. В них – 54000 студентов, в том числе 6000 учится в одном из крупнейших вузов федерального значения – Московском государственном университете культуры и искусства (МГУКИ) и 2000 в его 11 филиалах. Они открыты по ходатайству местных администраций, решению Ученого Совета университета и с согласия министерств культуры и образования России в различных регионах – в Жуковском, Калуге, Набережных Челнах, Норильске, на Алтае… Ректор МГУКИ, доктор педагогических наук, профессор, академик РАЕН, председатель Совета вузов культуры РФ Татьяна Киселева – режиссер. И по профессии, и по характеру.

– Образование – это трансляция культуры от одних поколений к другим. Какой же огромный отряд людей, которые учатся у нас, решил посвятить свою жизнь духовной сфере! И это не только молодежь и зрелые люди, кто хотел бы учиться на очном, вечернем или заочном отделениях. Это еще и те, кого интересуют научно-исследовательская работа университета, а также фестивали, конкурсы, концерты и другие культурные акции, которые проводит МГУКИ.

– Последние 10 лет были очень тяжелыми как для общеобразовательной, так и для высшей школы страны. Работники образования чувствовали: государство бросает нас. И министерство культуры России на какое-то время тоже позабыло о вузах своей сферы, во всяком случае, – о нашем. Еще 6 лет тому назад – я могу это подтвердить цифрами, – наш вуз был в запустении. Когда к нам приезжали гости, мне, в то время проректору по науке, было неловко: старые, давно не ремонтированные корпуса, побитая мебель…

– Итак, Татьяна Григорьевна, отечественные образование и культура чуть не потеряли этот вуз, где когда-то вы сами учились и много лет работаете: университет был принят вами в разрушенном состоянии…

– Не только мной, но и поверившим в меня и избравшим своим руководителем коллективом! Не было бумаги в типографии. Мы не могли купить книги в библиотеку. Не могли купить ни – че – го! Сейчас, к счастью, все иначе. Я пять лет ректор и чувствую активную помощь министерств культуры и образования. Мы начинаем ощущать более серьезную финансовую поддержку государства.

Президент В.В. Путин заверил нас, что берет под личный контроль модернизацию в системе образования России. Я в целом ее поддерживаю. В первую очередь, обеспечение качества образования, его доступность. МГУКИ должен быть в числе элитарных вузов России – не в том смысле, что недоступным, а именно по качеству образования. Мы очень хотим, чтобы продолжались традиции МГУКИ, а это, с одной стороны, уважение к своей истории – к тем, кто созидал наш университет, с другой, повседневное внимание к тем, кто сегодня здесь учится и работает. У нас 10 прекрасных учебных корпусов – новых и отремонтированных старых. Строительство нашего студенческого городка в Химках на Библиотечной улице продолжается! У нас, наконец, прекрасная база практики – все крупнейшие учреждения культуры Москвы и области.

– Театр начинается с вешалки! А МГУКИ – с площади у станции метро "Речной вокзал". Ваши студенты различимы в пестрой толпе: у них свои темы разговоров. Многие рассказывают друг другу, где работают, учась, тем не менее, на очном отделении ...

– И это сегодня выглядит вполне естественно при весьма скромной государственной стипендии. Многие ведь не москвичи. Далеко не все имеют материальную поддержку из дома. Им мы предоставляем благоустроенное общежитие – у нас три 16-этажных корпуса рядом с МГУКИ.

– Да, ваш университет не близко …

– Это так, но нет ощущения оторванности. Хотя мы находимся на стыке Москвы и Московской области, добираться до нашего вуза сейчас легче: часто ходят не только электричка, но и автобусы и автолайны. Да и свой автобус приобрели – он доставляет студентов и преподавателей бесплатно к началу занятий. МГУКИ сегодня известен в самых отдаленных уголках страны. Студенты у нас почти из 40 регионов России.

– Кто же поступает в МГУКИ?

– Мы проводим такой анализ, и это помогает нам планировать свою деятельность. Все абитуриенты принимают участие в анонимном анкетировании. И очень небольшое количество поступающих не вполне уверены в правильности своего выбора. Подавляющее же большинство уже сориентировано именно на наш университет, в том числе и потому, что у нас есть специальности и специализации, которых нет в других вузах.

Среди абитуриентов дневного отделения большой процент составляют выпускники колледжей или училищ культуры, училищ искусств, музыкальных училищ. А на заочное и вечернее поступают, как правило, практики: работники библиотечно-информационных систем, музеев, те, кто хотел бы работать в системе социальной педагогики. На эти факультеты, как и на дневном отделении, высокие конкурсы.

– Статус "университета" бывшему институту присвоен ведь не формально?

– Конечно. Московский государственный институт культуры (МГИК), а до этого Библиотечный институт, созданный в 1930 году, развивался, наращивал свою интеллектуальную мощь. Наш вуз постепенно находил возможности для открытия новых специальностей и специализаций. У нас сегодня 16 факультетов, около 60 кафедр, 9 научных лабораторий. Есть отдел прогнозирования, который, с одной стороны, связан с органами культуры России, с другой, с учетом рыночных отношений определяет, какие нужны специальности в социально-культурной сфере. К счастью, не все для нас диктует рынок. И если сегодня вдруг, скажем, не будут востребованы специалисты в области истории и теории культуры – ну, не будет такого заказа! – так что мы их не должны готовить?! Они нужны и в школах, и в колледжах. На это нам дает деньги министерство культуры.

У нас около 2000 преподавателей и сотрудников. Из них 72 процента (в среднем по университетам России этот показатель – 54 процента) имеют высокие научные степени и научные звания – докторов и кандидатов наук, профессоров, доцентов, звания народных артистов России, СССР, заслуженных деятелей науки и искусства.

– В сфере культуры работают больше женщины, но у Вас здесь учится много юношей и мужчин...

– Их процент увеличился в последнее время. И за счет новых отделений, факультетов – информатики, экономики, юриспруденции, туризма, культурно-досуговой деятельности, социологии, на которые особенно высокие конкурсы, и в целом по всем специальностям искусства: ведь без этого нет ни спектаклей, ни хореографического представления… А вообще возраст абитуриентов – от выпускников школ, колледжей, училищ, среди которых есть окончившие их с золотыми медалями или дипломами, вплоть до 50 лет.

– В свете модернизации образования в России МГУКИ тоже должен будет перейти на единый государственный экзамен. Но мне известна ваша принципиальная позиция: конкурсный просмотр на творческие специальности все равно сохранится. Кстати, не все отличники, кажется, успешно сдают в ваш вуз экзамены?!

– Да, более 30 процентов отличников – такая тенденция уже несколько лет – не могут поступить к нам. Не буду касаться экзаменов по творческим специальностям – например, хореографии, музыке или пению... Но как абитуриент-медалист мог получить в школе "отлично", если пишет у нас сочинение на тройку – проверяют их, кстати, не наши педагоги, а учителя школ?! Или показать столь же слабые знания по иностранному языку, истории, обществознанию, математике (на специальностях информатика и экономика) ...

– Поступление в вузы – больной вопрос! И в СМИ, и в разговорах на кухне упрекают, что есть, мол, здесь теневая сторона. Но, наверное, с таким же успехом можно упрекать и школы: выдают своим выпускникам золотую медаль, а они проваливаются в вузы...

– Мне представляется наивным, когда, словно на весах, взвешивают: а где больше взяток – в вузе или в школе?! Хорошо бы, чтобы этого не было ни там, ни там, хорошо бы, чтобы платили достойно учителям и педагогам вузов и со всей жестокостью карали тех, кто это делает. У нас теневой экономики нет – и не будет, я все это порушила!

– Не платное ли образование, которое есть у вас, как и в других вузах, помогло МГУКИ решить какие-то неотложные проблемы?

– Государство контролирует, сколько мы принимаем студентов на коммерческой основе: у нас есть лицензия, где указан определенный контингент. Соотношение обучения за счет бюджета и платного в МГУКИ 65/35. И это необходимо сохранить не взамен бюджетных средств, а в добавление к ним. Государство должно увеличивать свое финансирование и поддержку образования. А параллельно пусть увеличиваются средства, заработанные нашим вузом.

– Кто же они "студенты-платники"? Дети новых русских? Молодежь, мечтающая получить именно такие специальности, поэтому зарабатывает и оплачивает себе учебу сама? Или, может быть, за этих студентов, если они талантливые, платят заинтересованные учреждения, спонсоры?

– Эта категория студентов – самые разные ребята. Сейчас и средний класс имеет возможность поддержать своих детей. Много заявлений от юношей и девушек, которые просят снизить им определенный процент, разрешить оплачивать учебу по частям … И мы видим нужду этих ребят. Они, как правило, многие сами работают – так же, как когда-то работали и мы. Ничего страшного в том, что студенты работают вечерами или по ночам, обеспечивая себя, повторяю, нет: пусть немножко почувствуют трудности получения образования – больше оценят.

– Я видел в МГУКИ студентов из разных стран...

– Да, наш вуз многонациональный. У нас обучаются студенты и аспиранты из 24 государств. Открыт российско-немецкий образовательный центр. В свою очередь студенты МГУКИ направляются на стажировки в Сорбонну, Гронингенский университет, Штутгартскую библиотечную школу … В МГУКИ нет – и не может быть! – межнациональных конфликтов, проблем, связанных с тем, какая нация доминирует, какая культура важнее и какая – малая. У нас – все равны. Каждая культура – великая!

– Как МГУКИ распоряжается заработанными средствами?

– Деньги за прием студентов на договорной основе поступают на наш расчетный счет. У нас все гласно. Проводим заседание экономического совета университета. Обнародуется, сколько мы заработали, обсуждаем, куда необходимо направить средства в первую очередь. Планируем, сколько нужно средств на приобретение музыкальных инструментов, компьютерной, множительной техники, книг – без этого нет университета, – на аварийные работы и так далее. Не забываем про премию, дотацию для столовой, талоны на бесплатное питание для особо нуждающихся, доплату на путевки... Если кто-то болеет, что сегодня самое страшное – очень дорогие операции, лекарства! – обязательно пытаемся как-то помочь. Но если мы все заработанные средства проедим, – МГУКИ не сможет развиваться. Поэтому только частично реинвестируем их в образовательную деятельность. Это как ситуация с неким крестьянином: вырастил картофель и за зиму съел – ничего не оставил на семена.

– Поскольку и вы, и преподаватели проводят здесь много времени, университет – как второй родной дом...

– Очень хочется, чтобы людям было приятно сюда приходить и уютно работать.

– Вы и как художник-дизайнер обустраиваете университет. Побывав в какой-либо стране, перенимаете интересные художественные и архитектурные элементы…

– Совместить несовместимое невозможно. Но если где-то вижу: то-то и то-то привлекательно и рационально в наших условиях – почему не взять за образец?!

– Можно иметь деньги, но не иметь вкуса, взгляда художника. Из вашей биографии знаю, что вы и шили, и рисовали...

– Да, правильно. И еще вязала, моделировала. Все квартиры, в которых жила наша семья, были оформлены мной. Я подбирала тона, начиная с обоев, заканчивая оформлением окон. Здесь, в университете, думаю, не должно быть "новорусской моды" – везде кожа, жалюзи, подвесные потолки… Стремимся к гармоничному сочетанию традиционного и современного. Например, у нас есть два зала: зал ученого совета выглядит академическим, немного парадно-помпезным, но привлекательным, а диссертационный – это уже другой зал. Причем в нем хрустальные люстры? Там идет работа.

Не должно быть самоуправства ректора-женщины: буду делать так, как считаю нужным! Свои идеи и проекты согласовываю с коллективом. И у мужчин спрашиваю мнения, например, у проректоров – они в основном "мужики". И у женщин университета. Вижу, что такие-то женщины со вкусом, собираю их и говорю: пойдем решать! Я это делаю не для видимости – себя проверяю.

– У вас есть ящик, в который могут не только преподаватели, но и студенты опускать свои пожелания, предложения, и еще – доска, информирующая, какие решения приняты...

– Правильно, есть такая доска в главном корпусе с моими ответами по мере поступления вопросов. Кто-то с подписью опускает в ящик, кто-то нет. Не было в течение года существования этой формы ни одной грубой, злой записки. Кроме того, прием по личным вопросам у меня каждый день. Абсолютно всех – и преподавателей, и сотрудников, и студентов! Я обязана знать, что происходит в нашем вузе. Отведено время и на обходы корпусов. У меня нет охраны. И никаких запретов в общении.

– И студенты не жмутся по стеночке, когда вы идете по коридору?!

– Я не хочу напряженной атмосферы ни с близкими людьми, ни с коллегами, ни со студентами. Хочешь быть счастливым, – будь им! Сама улыбайся, и тебе будут улыбаться, а иначе жизнь будет очень тяжелой.

– Да, должность ректора, наверное, – соединение власти с человечностью…

– Когда стала ректором, изучала стили управления – авторитарный, демократический, либеральный... В жизни – намного сложнее. Выбрать один из стилей и определить, к какому ты относишься, – невозможно. Ежедневно возникает сотни новых вопросов, и я обязана поступать по-разному. Поэтому мне представляется, что руководитель демократического стиля должен обладать и элементами стиля авторитарного – приходится на себя брать ответственность, показывать власть, показывать, что ты решаешь какие-то вопросы иногда очень жестко. Точно также должны присутствовать и элементы либерального стиля. Например, это выражается в доверии к кафедрам, факультетам, – пожалуйста, работайте самостоятельно, но, извините, система контроля всегда должна быть.

И надо мной тоже есть контроль. В лице всего коллектива – сама так решила! Свой отчет назвала актовым днем университета. Ежегодно, перед началом учебного года, я выхожу на сцену нашего клуба, отчитываюсь. Какой же должна быть сквозная идея доклада? Некогда Солженицын поставил вопрос: "Как нам обустроить Россию?". Если перефразировать, то идея доклада: "Как нам обустроить университет?" Нет, не подходит! Мы ведь не только-только начинаем свою деятельность. "Как нам достроить университет?" Не подходит! Когда что-то достроено – материально, духовно – это ужасно: мы же должны дальше идти, развиваться… И я придумала: "А как нам и далее обустраивать наш университет?"

– Вам по вашим творческим масштабам нужен свой большой зал не только для праздников, но и для текущих мероприятий: весь коллектив давно уже не помещается в клубе…

– Даже на университетской площади собрать всех невозможно. Если проводим встречи руководства со студентами, концерты, делаем это по факультетам. У нас есть проект построить концертный зал. Надеюсь, министерство культуры нас поддержит.

Нас волнуют проблемы наркомании и алкоголизма. Россия, увы, стала центром транспортировки наркотиков, которые пагубно влияют на молодежь. Думаю, и в данной ситуации культура – как раз то, что должно спасать от дурного. Она – образ жизни, который дает понимание: это – не мое, у меня другие радости, интересы, привязанности... Мы хотим, чтобы наши студенты стали активными пропагандистами разработанной МГУКИ специальной программы "Культура против наркотиков". Уверены и в поддержке всех колледжей и вузов культуры нашей страны. А это, в частности, Петербургский и Краснодарский университеты нашей отрасли, академии Кемерова, Самары, Улан-Удэ …

В МГУКИ разработана и программа "Патриотическое воспитание молодежи". Большинство наших студентов родилось в России, где поколение за поколением испытывали жуткие потрясения. Все мы пережили непростые годы реформ, годы отступления от одной идеологии, годы без другой идеологии. Они, конечно, нанесли ощутимые раны. И сегодня, когда много спорят о национальной идее, мне представляется, что только культура, образование дают прогресс. Только на их ниве может вырасти здравый политик. Без культуры и образования, без уважения к традициям своей семьи, своей Родины, своего народа не будет эффективной экономики. Нам очень хочется, чтобы студенты-россияне лучше знали историю нашей страны, стали настоящими гражданами России!

Я не боюсь слов "идеология", "идеологизированный" из нашей недавней истории. Считаю, что система идей, их квинтэсенция должны присутствовать в любом начинании. В системе образования – это формирование гражданина, профессионала, гуманиста. Человека, который нужен, уважаем, любим и в своей семье, и в том коллективе, в котором трудится…

– Студенты заканчивают вуз, получают диплом, а работают нередко совершенно в другой сфере...

– Но идут в нее не потому, что не востребованы в своей, а из-за пресловутой мизерной зарплаты. И все же, все же, все же: мы гордимся нашими выпускниками – и звездами нашей отрасли, и тысячами скромных тружеников, кто сеет разумное, доброе, вечное!

Ни один университет мира не даст все, – знаний на всю жизнь не бывает! И поэтому мы говорим студентам: "Не просто сегодня в нашей стране приобрести знания, хорошую специальность, учитесь хорошо. А мы будем вам помогать. Но и окончив наш университет, не останавливайтесь никогда! Знания – через всю жизнь!" То же самое, кстати, говорю и самой себе.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie