Хлебные крошки

Статьи

Русская Украина
Политика

Борис Диденко-Кравченко, член Союза писателей России

Зряшный плач по Украине

Культурно-филологические особенности национальной неприязни между восточными славянами

Когда я еду на Украину, то по миновании приграничной станции Хутор-Михайловский (г. Дружба, Сумская область) перехожу на украинский язык, чем иногда вызываю лёгкое недоумение у проводниц и попутчиков. Я говорю на обоих языках без малейшего акцента, хотя полным словарным украинским запасом и не владею, каюсь, предал (зрадiв) "рiднa нэньку". Моя "рiдна мова" – украiньска, но живу я с семи лет (с 1950 г.) в Москве, до этого проведя по году в Польше и в Белоруссии (переезды с отцом – военным), а каждое школьное и студенческое лето гостил (но был как дома!) у материнской и отцовской родни в Киевской и Житомирской областях. Женился в Минске на белоруске и имею двух дочерей – тоже белорусок, дружно, хотя и поочерёдно (разница в 5 лет) не пожелавших взять национальность по отцу, как он (т.е. я) их ни упрашивал.

И, мне кажется, есть возможность объяснить многие причины противостояния между восточными славянами, не привлекая для этого никаких дополнительных политических аспектов, а оставаясь лишь на некоем культурно-филологическом уровне, оказывающемся глубинным в данной проблеме. Ведь нет существенных этнических различий между тремя ветвями русского суперэтноса: великороссов, малороссов и белорусов. Даже то, что средний рост украинцев на несколько сантиметров выше, чем русских, есть следствие всего лишь более сурового климата России. Приходилось с детства носить на себе больше одежды. Ну, как тут не помянуть "незлым, тихим словом" народного академика украинца Трохыма Дэнысовыча Лысэнка, с его спорным тезисом о наследовании приобретённых признаков?!

Сначала плохие новости. Элементы великорусского "шовинизма", в основном на бытовом уровне, существуют, – оговорюсь сразу. В отношении всех смежных и анклавных народов ("чурки", "чучмеки", "бабаи" и прочие их русские прозвища). Существуют они и в отношении к белорусам ("бульбашам") и к украинцам ("хохлам"). Столь же "сильна" и ответная реакция, со стороны белорусов её чуть-чуть (около нуля), с украинской стороны намного больше: обзывают русских "кацапами"!

Но уже нешуточная ненависть к москалям присутствует у украинских "западэнцев", которые вовсе даже и не соседствуют с русскими. Это есть очевидное следствие ополячивания этого злонравного субнародца. Во Львове можно увидеть у мужчин татуировку на четырёх пальцах руки (от мизинца до указательного) в польском написании LVIV (а не ЛЬВIB, по-украински бы). Все дело в религии: более агрессивное католичество охищнило и свою дочернюю секту униатов (греко-католиков).

Уровень противостояния с православным населением здесь такой же, как между сербами и хорватами (Украина гораздо более религиозна, чем Россия или Белоруссия). Вспомним приснопамятных ОУНовцев 1950-х годов: "Хай живэ Стэпан Бандэра та его жинка Параська!". По жестокости бандеровцы превосходили гитлеровцев, хотя им и далеко до американцев (индейцы, Дрезден, Хиросима, Вьетнам, Сербия...). Если бы идейным потомкам С. Бандеры ввести у себя латинский шрифт, то их сходство хорватскими усташами будет полным.

Теперь хорошая, прямо-таки благая весть. Ни один нерусский народ не погиб от этого "шовинизма" (хотя и были человеческие потери). Все межнациональные драки и войны велись в традиционном для прошлых времён русле. А вот русских людей от рук нацменьшинств полегло превеликое множество.

Тем не менее отношение русских к этнически чуждым народам в каком-то смысле всегда было лучше, чем к тем же украинцам. Так не любят близкого родственника за его раздражающие бытовые привычки и противный голос, но в то же время ублажают нахального гостя. И вот здесь очень важен филологический, точнее, фонетический аспект взаимоотношений между людьми.

"Лингвистическая" рознь имеет весьма широкий диапазон и социальную иерархию, все слои общества затронуты ею. Например, если человек говорит с сильным провинциальным или неприятным "инородческим" акцентом, то будь он хоть семи пядей во лбу и неси людям божественные истины, "слушаться", да и "смотреться" он будет, по меньшей мере, карикатурно. Акцент приемлем лишь "грозный", как у Георгия Димитрова, или "благозвучный", как у Эдиты Пьехи. Даже явно деланный и нарочитый выговор у косящего "под прибалта" телеведущего Урмаса Отта всё же "слушается".

Но вот хохлацкий прононс у Анатолия Стреляного, подрабатывающего ныне в качестве гнутого предательского рупора "Радио Свобода", звучит фальшиво. Дело в том, что акценты очень близких языков или говоров одного языка часто оказываются наиболее раздражающими для восприятия. Каждому собеседнику кажется, что это так легко устранить, а он не может или не хочет! И когда Толян со своим тяжким наследием – неустранёнными отзвуками чисто малороссийских (древнерусских, кстати!) фонем "ця", "цю", "цi", "кы", "гы", говорит даже иногда правильные вещи, с ним противно соглашаться. Сказанное справедливо и в отношении телешоумена якобы донских кровей Дмитрия Диброва, несколько меньший акцент у которого "полностью компенсируется" текстовой и интонационной фальшью.

И здесь необходимо отметить, как воспринимаются языки одного другим (или диалекты, наречия среди одного этноса). Некоторые языки кажутся красивыми, а другие вызывают раздражение. Для русского восприятия украинский язык (В.Даль считал его наречием) кажется смешным и грубым. Смешон, но зато и более понятен восточноукраинский "суржик" (смесь русского с украинским, достаточно упомянуть киевское "так шо такое?"). Я помню, как мой одноклассник на уроке русского языка случайно произнёс "куды" вместо "куда", чем вызвал гомерический хохот в классе. Не смеялся я один, мне было стыдно за свою "ридну мову", а сейчас стыдно за тот давний стыд.

В Москве по-украински говорить ("балакаты") как-то неловко. В то же время на Украине русская речь в порядке вещей, и даже более престижна (так было). Там и там неприятной кажется речь лиц кавказских национальностей. Всякие там "кхгы", "кырвырджы"...

Для украинца же кацапское "чтокание" кажется каким-то вычурным сюсюканьем. Анекдот: "Пэтро, ты знаешь, як кацапы кажуть "пыво" – "Як?" – "П-и-и-ва" – "Поубывав бы!". Такое же, но в несколько более дружеской (из-за общего "масковскаго неприятеля") форме, отношение украинцев к белорусскому языку. "Яна'' вместо "вона" ("она"), "табе" вместо "тоби" ("тебе"). Украинцам это кажется смешным, как и русским, правда.

И вообще белорусам хуже всех в братской восточнославянской семье. Их язык менее самостоятельный, чем украинский, больше похож на диалект с практически нечитабельным правописанием (а ведь пишется, как и говорится: "гаварицца", "галава"). Но всё же белорусы – это как бы некие "сверхрусские". Всё то хорошее и трагичное, что традиционно говорят о русских, в наибольшей степени присуще именно белорусам.

Все напасти, обрушивающиеся на Россию (и Царскую Империю, и СССР), как правило, в наибольшей степени выпадают на их долю. Страшные потери в войнах (в Великую Отечественную погибло четверть населения), Чернобыль, и тот достался им по максимуму... Постоянное страшное "невезение". И долготерпение их также превосходит это знаменитейшее качество великороссов. И скромность... Да и мужества им не занимать (те же белорусские партизаны: сидеть в холодных болотах, это "по комфорту" не сравнимо ни с горными санаторными чеченскими пещерами, ни с цейлонскими райскими джунглями). И гипертрофированное трудолюбие белорусов опять же налицо. Мерзкий миф о "русской лени" отметается с порога, хотя он и существует в украинском фольклоре и менталитете. Но пусть бы какой-нибудь другой народ поработал так же и в таких же условиях сотни лет, потом бы и говорили...

Белорусская интеллигенция (техническая, уж во всяком случае) не хуже русской, не говоря уже об украинской. Да и сравнить хотя бы великолепный "Беларусьфильм" и попросту смехотворную "студию им. Довженко". Белорусский же национализм – это всего лишь что-то типа "палаты № 6", он весь туда спокойно вместится; легендарный новгородский сепаратизм, и тот по своему размаху "дурдомистее". Беларусь, как говорится, навеки прикипела к России.

...Но всё же, несмотря на якобы "неуважение" к русскому языку, возвращающиеся на родину из армии ("хохол без лычки, что справка без печати") или пожившие в России украинцы (их много - на Северах и в других "медвежьих углах") нередко начинают "чтокать", Говорить по-русски, хотя и с жутким акцентом. Мой двоюродный брат после демобилизации со срочной службы даже стал подписываться с буквой "в" в конце фамилии: Бургалов. Максимум через полгода припадок кацапофилии проходит: родная языковая среда и ехидные насмешки (а на них хохлы горазды ещё больше, чем русские; белорусы, кстати, ко всему ещё и не ехидны) вылечивают "полиглота" Бургало или ещё кого другого.

Я помню "пресс-конференцию", которую давала много лет тому назад одна ядрёная хохлушка, любившая попорхать по белу свету с часто меняемыми мужчинами такого же "высокого полёта" и соответствующего пошиба. Приехав из очередного "секс-вояжа", на этот раз из Воронежа, она рассказывала слушателям, заполнившим хату до отказа, о том, как питаются кацапы. Они якобы варят борщ "зовсим бэз бурака" (без свёклы), потом ждут три дня, пока он не прокиснет, и лишь затем жадно на него накидываются. Имелись в виду, конечно же, классические русские "щи кислые суточные".

"Ой, б..., що робыться!" – галдела потрясённая националистической дезинформацией аудитория, в основном женская. Слово "б...", кстати, на Украине матерным не считается, что-то типа сорного присловья: "так сказать" или "значит". Такое же точно отношение к этому слову и в глубинной России. Самые страшные украинские ругательства – это существующие и в русском языке слова "курва" (стервозная проститутка), "лахудра" (грязная, неаккуратная проститутка) и самое "проститутка".

Но дальше этого "кулинарного" потрясения дело ненависти к русским не идёт. Подавляющее большинство жителей восточных и центральных – самых густонаселённых – областей Украины (в том числе все мои многочисленные двоюродные братья и сестры) стоят за непременное объединение братских восточнославянских народов. Воду мутят, как всегда, местные "паны", да ещё и под "мудрым" руководством американских русофобов.

Оплот украинского национализма – Западная Украина – тоже перспектив не имеет. К западу от Винницкой и Житомирской областей начинается другой говор, который кажется смешным и неприятным остальным украинцам. Не выговаривается во многих словах твёрдое "л". Чувствуется близость Молдавии, там вообще нет твёрдого "л", и "цыгане-мольдёване", даже говоря по-русски, не могут произнести эту букву. Западэньска "бутэлька" вместо "бутылка" или "киля" вместо "кило" – это для левобережного украинца, как для русского – издевательское псевдоукраинское "самопэр попэр мэнэ до мордоляпу" (визит к фотографу на автомобиле). Кроме того, западная украинская речь более быстрая, и всё сливается в какое-то раздражающее бульканье. В России, как и везде, тоже существует диалектное разделение: "оканье" и "аканье", "цоканье" ("ц" вместо "ч"), "нн" вместо "дн" и т.п. "Менный ковш упал на ногу, и досанно и обинно, ну да ланно, всё ранно!".

Так что "западэньцы" не пользуются всеукраинской любовью. Хотя, конечно же, не сравнить это отношение к польскому (лядскому) соседу. К этим спесивым "пшекам" – отношение здесь уже генетически неприязненное и насмешливо-презрительное.

В крупных городах говорят более правильно, но, тем не менее, противостояние существует на уровне сельского и "мистэчкового" общения. Города являются противостоящими окружающей культурной среде образованиями. Можно проследить следующее: чем больше неприятие центра, тем больше степень провинциализма, культурной неадекватности, иногда маскируемой спесью и ненавистью. Так, скажем, далёкие Тамбов, Томск, Новосибирск и т.п., в сравнении с Москвой почти или вовсе не провинциальны. Они самодостаточны. Гораздо большая провинциальность и дремучесть существуют где-нибудь в близлежащих Подольске, Кашире или Егорьевске.

В то же время Киев и Львов провинциальны и культурно закомплексованы не меньше, чем Елабуга или Камышин. В разной степени, но тем не менее сюда же относятся (в меньшей степени) Минск и Брест, (в большей) Вильнюс, Рига и Таллин, и стоит особняком – Санкт-Петербург. Тот самый, который Ленинград, ещё точнее, областной центр Ленинградской области. Этот по всем статьям противоестественный "град Петров" – прямо-таки воплощение кичливой неприязни жителей специфической деревни (по типу проигранной в карты неухоженной барской усадьбы) к городу, к Москве, называемой "культурными" питерцами, с безобидной "подачи" Юлиуса Фучика, "большой деревней". Эта питерская неприязнь (некий "комплекс стояния в прихожей") на порядок превосходит все существующие "культурно-исторические разногласия" между Россией и Украиной, и карикатурно сравнима лишь разве что с украинской "западэньской", столь же противоестественной, как и беспочвенной, ненавистью к русским.

По идее, Украину следовало бы разделить на 4 конфедеративных кантона, по швейцарскому образцу. Вот и будет сразу "вторая Швейцария"! Преимущественно русскоязычная и суржиковая" Юго-Восточная Украина. Центральная Украина (нехай розмовляють соби). Западная Украина (этих надо гонять, тут, мол, "вам не Швейцария"!). И, опять же в основном русскоязычный, Крым. И не стоит из-за какого-то там полуострова ругаться, ну отдали no-пьяни брату. Кто ж знал, что разругают нас недруги?! Но мириться всё равно ж когда-нибудь будем...

Три-четыре года тому назад в городах Восточной Украины (Донецк, Харьков, Луганск и др.) впервые за десятки лет выпал и лежал белый снег. Раньше он всегда сразу же становился почти чёрным. Это остановились промышленные предприятия. Идёт страшное расхищение промышленных объектов, из-за куска хлеба люди идут на всё. Крадут оборудование (трансформаторы, кабели) даже с действующих объектов, часто воруют дети, поэтому много жертв. И вообще большинство населения Украины сейчас выживает лишь благодаря огородам и садам.

Пусть на Украине будет чистый снег и чистое небо. Но идти к этому нужно другим путём: через восстановление промышленности на более высоком, экологически чистом уровне. И идти этим путём нужно вместе с кровно братскими (в том числе и по крови, пролитой в битвах с общими врагами) Беларусью и Россией. Иначе всем, мягко говоря, — "звиздец". Это слово одинаково хорошо понятно yciм схiдним та й захiдним слов'янам.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie