Хлебные крошки

Статьи

Сергей Пантелеев

Евразийский рубеж

Что стоит за слухами о возможном вступлении Казахстана в НАТО

В начале апреля политически активная часть российского общества была потрясена сообщением о возможном вступлении Казахстана в НАТО. Напомним, что эта новость была обнародована российским телевизионным каналом НТВ накануне визита в Москву генерального секретаря НАТО Яапа де Хооп Схеффера.



Реакция со стороны казахских властей была незамедлительной. "Вопрос вступления Казахстана в НАТО в ближайшее время и в обозримом будущем не рассматривается даже теоретически", – заявил РИА "Новости" официальный представитель посольства Казахстана в Москве Ерлан Байжанов. Сообщение НТВ была оценено как очередная информационная "утка". И все разговоры на эту тему быстро прекратились.



Но, как известно, "не бывает дыма без огня". На фоне стремительного расширения НАТО на восток и все более усиливающегося военного присутствия США в Средней Азии подобные "утки" заставляют задуматься о том, что может ожидать Россию в случае реализации подобного сценария. Тем более, когда речь идет о Казахстане, играющем важнейшую роль в интеграционных процессах на постсоветском пространстве.



Вспомним, что Казахстан – участник ЕЭП, ЕврАзЭс, ШОС, ОДКБ. Нурсултан Назарбаев – активный сторонник евразийской интеграции, вот уже на протяжении 10 лет отстаивающий идею Евразийского Союза. По уровню дружеских взаимоотношений с Россией Казахстану нет равных на всем постсоветском Востоке, а на пространстве СНГ в этом смысле он может соперничать лишь с Белоруссией.



Вместе с тем, Казахстан сегодня – одна из самых благополучных стран Средней Азии, как с точки зрения экономики, так и в плане внутриполитического положения. Страна имеет небольшой внешний долг, занимает 9-е место в мире по размерам территории, обладает значительными запасами полезных ископаемых.



Именно наличие богатых запасов нефти делает Казахстан объектом пристального внимания со стороны США, чья внешнеполитическая доктрина все больше сводится к принципу "где нефть – там мы". Крупные американские инвестиции в нефтяной сектор казахской экономики все отчетливо сопровождаются попытками непосредственного политического влияния на положение в республике и на ее взаимоотношение с ближайшими соседями. Именно так стоит воспринимать подписанный в 2003 г. пятилетний "План совместных действий Казахстана и США по обеспечению безопасности на Каспии", за которым явственно видны все те же нефтяные интересы Вашингтона.



Расширяя НАТО на восток и наращивая свое военное присутствие в Средней Азии и на Кавказе, Америка фактически берет Россию "в кольцо", значительно сокращая ее геополитическое влияние в зоне традиционных российских интересов. "Утка" о скором вступлении Казахстана в НАТО только лишний раз обнажает всю болезненность этой проблемы, подтверждая тезис о том, что мы имеем дело с четким и последовательно претворяющимся в жизнь стратегическим планом США по установлению полного контроля над Евразией.



Если американская администрация, естественно, старается не афишировать эти планы, то неоконсервативные идеологи нового американского империализма их не скрывают. И ознакомление с их идеями дает ответы на многие вопросы относительно последних событий на южных границах России. Сегодня в любом книжном магазине Москвы можно приобрести книгу Збигнева Бжезинского "Великая шахматная доска"…



"Главный геополитический приз для Америки – Евразия", – объявляет в ней бывший советник президента США по национальной безопасности. Превосходство над всем Евразийским континентом, согласно Бжезинскому, "служит центральной основой для глобального превосходства". Формулируя механизмы достижения этой цели, он, не стесняясь в выражениях, употребляет терминологию "более жестких времен древних империй". Звучит это следующим образом: "Три великие обязанности имперской геостратегии заключаются в предотвращении сговора между вассалами и сохранении их зависимости от общей безопасности, сохранении покорности подчиненных и обеспечении их защиты и недопущении объединения варваров".



Расшифруем этот тезис. Под "вассалами" Збигнев Бжезинский подразумевает бывшие республики СССР. Если в европейской части Евразии важнейшим "вассалом" Америки объявляется Украина, то в Средней Азии, наряду с Узбекистаном, – Казахстан, который объявляется "щитом" региона, благодаря своим географическим масштабам и местоположению, защищающим другие страны от "прямого физического давления со стороны России". Россия же, наряду с Китаем, Ираном и некоторыми другими геополитическими игроками, фигурирует здесь в качестве "варваров", от которых "империя" призвана "защитить" "вассалов" через организацию системы "общей безопасности".



"Трансъевразийская система безопасности", которая, согласно Бжезинскому, может быть создана уже в начале XXI века, должна во многом базироваться именно на "расширившейся организации НАТО". Американский идеолог готов включить в эту систему и децентрализованную конфедеративную Россию, делая при этом целый ряд оговорок. Так, по его словам, "если выбор необходимо сделать между более крупной евроатлантической системой и улучшением отношений с Россией, то первое для Америки должно стоять несравненно выше". "Любое сближение с Россией по вопросу расширения НАТО не должно вести к фактическому превращению России в принимающего решение члена альянса", ибо это может принизить "особый евроатлантический характер НАТО и открыть для России возможность усиления ее влияния в Евразии.



Последнее же для Бжезинского недопустимо, так как способствует, по его мнению, возрождению русской имперской политики. Именно таким образом он характеризует интеграционные инициативы России в рамках СНГ, с уверенностью отмечая, что они противоречат "устремлениям почти всех государств, расположенных на "Евразийских Балканах". Такая характеристика Средней Азии связана с тем, что этот регион, имеющий важное значение с геополитической точки зрения и являющийся "котлом этнических противоречий", может стать объектом противоборства между Россией, Турцией, Ираном и Китаем. При этом Бжезинский особо подчеркивает, что "Евразийские Балканы" гораздо более важны как потенциальный экономический выигрыш: в регионе помимо важных полезных ископаемых, включая золото, сосредоточены огромные запасы природного газа и нефти… превосходящие такие же месторождения Кувейта, Мексиканского залива и Северного моря". Причина столь пристального внимания США к региону обозначена вполне откровенно. Что же дальше?



А дальше делается следующий вывод: "Первостепенный интерес Америки состоит в том, чтобы помочь обеспечить такую ситуацию, при которой ни одна держава не контролировала бы данное геополитическое пространство, а мировое сообщество имело бы к нему беспрепятственный финансово-экономический доступ. Геополитический плюрализм станет устойчивой реальностью только тогда, когда сеть нефтепроводов и транспортных путей соединит регион с крупными центрами мировой экономической деятельности через Средиземное и Аравийское меря так же, как и по суше. Следовательно, усилия России по монополизации доступа требуют отпора, как вредные для стабильности в регионе".



Думается, что термин "мировое сообщество" здесь никого не должно вводить в заблуждение. Происходящая на наших глазах экспансия США в Среднюю Азию, их настойчивые действия по направлению нефтегазовых потоков в обход России прекрасно на практике демонстрируют реализацию теоретических опусов одного из главных идеологов "холодной войны".



Предвижу упреки со стороны тех, кто может посчитать не вполне корректным использование автором для анализа современной ситуации в Средней Азии идей, изложенных в книге семилетней давности человеком, формально не входящим в круг нынешних "американских ястребов" из Белого дома и Пентагона. Человека, идеи которого, как отмечают некоторые американские политологи близкие к нынешней администрации США, сегодня безнадежно устарели в связи с изменениями в мире, произошедшими в конце прошлого века. Однако эти идеи пугающе актуальны и при чтении книги создается впечатление, что перед тобой не теоретический манифест 1997 года, а описание мировых процессов начала ХХI века. К тому же Бжезинский остается одним из крупнейших американских идеологов и активным деятелям ряда влиятельных закулисных организаций ("Трехсторонняя комиссия", "Совет по Международным Отношениям", "Бильдербергский клуб"), уже на протяжении нескольких десятков лет выстраивающих проект "Pax Americana". Но вызывает еще большее опасение тот факт, что сегодня во главе США, похоже, стоят люди, в силу своих интеллектуальных способностей слишком буквально воспринимающие идеи американского империализма, и к традиционно главному американскому оружию – доллару, присовокупляющие средневековый принцип "огня и меча".



Возвращаясь же к Казахстану, отметим, что на протяжении всего времени, прошедшего с момента обретения независимости, Нурсултан Назарбаев удачно лавировал между интересами России, США и Китая, стараясь при сохранении дружеских отношений с Москвой получать дивиденды от экономического сотрудничества с другими мировыми геополитическими игроками. Но усиливающаяся политическая экспансия Америки в Среднюю Азию должна заставить казахстанское руководство задуматься о перспективах подобной формы "сотрудничества".



Действия американских "цивилизаторов" во всех регионах мира очень похожи: тем или иным путем добиться внедрения в "зону национальных интересов" (выходящих сегодня уже за пределы земного шара (!), получить желаемую выгоду (как правило – экономическую, а еще более конкретно – нефтегазовую) и оставить после себя руины так до конца и не одемократиченной страны, разбирать которые приходится ее несчастным гражданам совместно с ООН и соседями. К тому же, как правило, политические элиты этих стран, сделавшие "стратегический выбор" в пользу "американского партнера", быстро начинают в силу различных причин не устраивать заокеанских "союзников", и в них происходит нечто вроде "революции роз", или, в более "жестком" варианте, – "Шока и трепета"…



В определенной степени Бжезинский прав. Казахстан сегодня действительно выполняет роль своеобразного защитника региона. Но не в смысле "щита" по отношению к России, а в качестве последнего "рубежа", охраняющего просторы Евразии от посягательств со стороны несущих на континент смуту и раскол "цивилизаторов". Назарбаев часто и вполне определенно говорит о себе как о стороннике евразийской идеологии. Остается надеяться на то, что нынешняя казахстанская власть готова практическими действиями доказать свою реальную приверженность этой идее.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie