Хлебные крошки

Статьи

Соотечественники
Общество
Россия
Сергей Пантелеев

"Наши люди" в Интернете

Сетевые центры русского зарубежья



Директор Института русского зарубежья Сергей Пантелеев - о том, почему "русский" далеко не всегда значит "соотечественник", и проблемах работы с "нашими людьми" в Интернете





Российские соотечественники за рубежом...  Тема сложная и зачастую болезненная. Кто-то оказался за пределами России по своей воле, кого-то жизнь оставила в ближнем зарубежье в силу политических изменений на карте мира, а кто-то даже и в России никогда не бывал, но, как выясняется, тоже может считаться соотечественником. Да и отношение к России у тех кто говорит по-русски за рубежом - тоже далеко не всегда однозначное.



Между тем, есть целый ряд структур, которые, среди прочего, занимаются исследованием подобного рода проблематики. Одной из таких организаций является Институт русского зарубежья, директор которого Сергей Юрьевич Пантелеев в интервью "Голосу России" рассказал о том, почему "русский" - далеко не всегда значит "соотечественник", проблемах и перспективах  работы с "нашими людьми" в Интернете и многом другом.



- Давайте начнем, с, так сказать, имиджевого вопроса. Что такое Институт русского зарубежья? 



- Институт русского зарубежья - это российская неправительственная организация, которая была создана в марте 2005 года с целью оказания информационной, организационной поддержки соотечественникам, проживающим за рубежом, и российским государственным и общественным структурам, которые также связаны с этим направлением, и курирует работу с соотечественниками за рубежом.


То есть изначально мы возникли как НПО, специализирующаяся на реализации информационных, информационно-аналитических проектов, на проведении мероприятий и на выстраивании своей партнерской сетевой структуры на основе организации российских соотечественников, проживающих за рубежом.


Причем изначально мы исходили из того, что наиболее актуальным и наиболее одновременно проблемным является для нас именно ближнее зарубежье, с которым мы, собственно говоря, сразу стали достаточно активно работать. Естественно, уделяя внимание и дальнему зарубежью, где тоже реализуются определенные проекты.


Почему именно ближнее зарубежье? Сейчас, спустя 20 лет после распада СССР все говорят о том, что это - 25 миллионов соотечественников, которые оказались за пределами России.


Здесь есть еще, помимо всего, огромная моральная ответственность в отношении этих людей, и мы со своей стороны делаем все возможное, чтобы те социальные связи, которые были разорваны, хотя бы в какой-то форме восстановить, особенно с точки зрения информации.


Если мы говорим о дальнем зарубежье, то мы знаем, что, с точки зрения развития интернет-ресурсов, там все достаточно неплохо выглядит и выглядело. Правда, с другой стороны, каково контентное наполнение этих ресурсов…


А вот что касается ближнего зарубежья, то когда мы на эту площадку пришли, можно было по пальцам пересчитать работоспособные ресурсы, их было очень мало, и те, которые были, они были очень некачественные.


Соответственно, выстраивая нашу партнерскую сеть, мы, прежде всего, опирались на интернет-технологии. Именно поэтому был создан один из наших первых проектов, он достаточно активно и сейчас развивается, -  интернет-ресурс, интернет-портал «Россия и соотечественники», который хорошо известен под нашим интернет-брендом Russkie.org, в рамках которого мы и поставили перед собой цель создать площадку информационного взаимодействия в Интернете для соотечественников.


И на основе этой площадки, может быть, уже и выступить неким инициатором создания других таких же партнерских точек в других странах, что, собственно говоря, тоже и реализуется.


- Вы предупредили мой следующий вопрос, я как раз хотел попросить Вас рассказать о Ваших интернет-проектах. Вы, наверняка, реализуете и еще что-то, помимо вышеперечисленного?


- Конечно. Russkie.org, - наш любимый «ребенок», если можно так выражаться в отношении проекта, поскольку именно с ним мы и начинали, и вот уже на протяжении 7 лет этот проект развивается успешно, имеет своих друзей, партнеров, и является, наверно, базовым для реализации всех остальных интернет-проектов.


Именно благодаря Russkie.org мы приобрели достаточно большой опыт реализации проектов в Интернете по теме соотечественников, и этот опыт, например, позволил нам в 2011 году выиграть конкурс на создание специализированного интернет-ресурса для соотечественников за рубежом по заказу министерства иностранных дел Российской Федерации.


В результате мы создали заново фактически интернет-ресурс «Русский век» по заказу Министерства иностранных дел РФ. Я подчеркиваю, это именно специально ориентированный на соотечественников за рубежом портал, министерский, правительственный, который создан в качестве информационной поддержки реализации известной госпрограммы содействия добровольному переселению соотечественников за рубежом, это известная госпрограмма.


Но он у нас не только по переселенческой госпрограмме работает, у нас два основных блока - это и переселение, и поддержка соотечественников за рубежом. Поэтому там с точки зрения контента есть и информация для тех, кто желает переселиться, и для тех, кто собирается жить в стране проживания, развивать русский мир, структурировать нашу диаспору и выступать с новыми инициативами, которые, я надеюсь, правительство через нас тоже услышит.


Одновременно еще есть ряд проектов, которые ведет Институт русского зарубежья. Как я уже  сказал, опять же отталкиваясь от того опыта, который мы приобрели на портале Russkie.org, мы инициировали, помогли создать некоторые ресурсы соотечественникам. Например, на Украине есть сайт «Русские на Украине» - rus.in.ua.


Институт русского зарубежья имеет отношение к созданию этого ресурса, и он является для нас партнерским. Есть партнерский ресурс в Казахстане — «Русские в Казахстане». Тоже достаточно активно мы с ними сотрудничаем. Есть еще ряд подобных проектов, и это не только ресурсы, которые были созданы, а дальше идут по собственному пути, развиваются, варятся в собственном «компоте». Нет. Мы постоянно поддерживаем связи, мы координируем нашу работу, и можно сказать, что у нас создана работоспособная сеть из организаций и их интернет-ресурсов, которые постоянно друг друга дополняют и позволяют держать руку на пульсе того, что происходит в русском мире.


- Вы сказали о том, что Вы, Ваша организация приобрели большой опыт работы с соотечественниками в том числе и в Интернете? В чем этот опыт заключается применительно к Сети? В чем особенности работы с «нашими людьми» в в этом аспекте?


- Дело в том, что благодаря Интернету очень удобно работать с удаленными друг от друга географическими точками. Если говорить о русском мире в широком смысле слова, то вы знаете, наверное, что есть различные трактовки этого понятия.


И есть концепция, на которой базируется работа фонда «Русский мир», в том числе, которая рассматривает русский мир как сетевую структуру. Это значит, что есть некая диаспора или протодиаспора, или в целом русский мир, состоящий из различных общин, живущих в различных странах.


Почему я считаю, что о диаспоре говорить сейчас нельзя? Диаспора - это все-таки организованная структура, с хорошо налаженными коммуникациями. Говорить в этом плане о русском зарубежье — это не вполне правильно, поскольку с коммуникациями у нас как раз все не очень хорошо, в отличие от традиционных диаспор. Можно вспомнить классические армянскую, еврейскую, ту же самую китайскую диаспору — там совсем другая история.


Повторюсь, в отношении русского мира с коммуникациями не все так хорошо обстоит. Соответственно, возникает вопрос, каким образом этот разобщенный русский мир можно наиболее быстро, не затратно, если не структурировать, то начать выстраивать в нем эти самые социальные связи, эти самые социальные коммуникации.


Бесспорно, здесь Интернет предоставляет огромные возможности в плане как раз структуризации, особенно информационной, русского мира, рассматривая его именно как сетевую структуру, которую нуждается как раз в структуризации.


Поэтому мы исходили из, если угодно, подобной методологии, заложили ее в основу своей деятельности, связанной с восстановлением этих самых социальных коммуникаций, и поняли, что нет ничего более удобного, нежели Интернет, для общения с соотечественниками.  Поскольку это общение, или эти коммуникации могут с помощью интернет-технологий развиваться самым разным образом.


Начиная от того, что мы не мыслим уже жизнь без электронной почты, плюс, естественно, это информационная составляющая, это создание интернет-сайтов, которые координируют друг с другом свою деятельность, редакторы, руководители проектов могут общаться по тому же Skype, с помощью других программ, которые очень быстро решают вопрос огромных расстояний.


Для Интернета расстояний нет. Именно исходя из этой методологии - эта работа и стала выстраиваться.


Если говорить о перспективе работы в этом направлении, у нас есть определенные задумки.Поскольку мы проводим много мероприятий с соотечественниками, то привыкли к тому, как все мероприятия проводятся: вот нужно людей пригласить, разместить в гостинице, оплатить им дорогу и проживание, или самому поехать за рубеж -  это все достаточно затратно.


Мы сейчас подходим уже достаточно близко к тому, что Институт русского зарубежья начнет в скором времени проводить дистантные, удаленные мероприятия, просто, опять же с помощью Интернета,  проводя конференции, круглые столы, не выезжая, не тратя огромные средства для решения этих вопросов. В Интернете, сидя за компьютером, мы будем проводить мероприятия одновременно в десятках разных точек мира, и я надеюсь, что наши коллеги из радио «Голос России» тоже присоединятся к такого рода проектам.


- Мы в течение нашей беседы уже неоднократно употребляли слово «соотечественник». Насколько мне известно, некоторое время назад, велись активные дискуссии на тему того, кого можно так называть. Возможно я что-то упустил в информационном плане, но как мне кажется, точка в этих дискуссиях так и не была поставлена. Соотечественник - кто подпадает под это определение?


- Здесь все зависит от того, готов ли сам человек назвать себя соотечественником. Если он готов назвать себя так назвать — он, конечно, соотечественник.


И чтобы здесь не было усложнения ситуации... Ваша формулировка вопроса, с одной стороны, очень соответствует тому, как понимается эта проблема. То есть непонятно, кто такие соотечественники, и идут давние долгие споры, кто же они такие. Споры эти во многом были связаны с тем, что формулировка, которая была в законе о соотечественниках, принятом еще в 1999-м году, была очень размыта.


Но сейчас я скажу так: четко известно, кто такие соотечественники. Для того чтобы понять, кто такие соотечественники, стоит обратиться к этому самому закону, который в 2010 году был существенным образом скорректирован и уточнен, особенно применительно к определению, о котором мы говорим.


И если мы откроем этот документ и внимательно прочтем это определение, (хотя понятно, что всегда существуют какие-то разночтения), станет понятно, что соотечественник — это прежде всего акт самоопределения человека, который, «принадлежит к народам, которые исторически проживают на территории России, который связан с Россией узами культурного и прочего единства».


Причем эта связь является актом свободного выбора, актом самоопределения, что здесь очень важно.


Плюс еще в нынешнем определении есть очень важная строка, связанная с тем, что, как правило, это люди, которые общественной или профессиональной деятельностью способствуют пропаганде русского языка, русской культуры, укреплению связей с Россией. То есть предполагает некое активное начало. Но это многосоставное определение, части которого друг друга дополняют.


Естественно, я думаю, что если человек не является «профессиональным» соотечественником, то есть не будет способствовать тому, о чем сказано выше, то  это не значит, что он не будет являться соотечественником. Если он определил себя в качестве соотечественника, если он принадлежит к тем самым народам, которые исторически проживают на территории России, если он знает русский язык, если он связан с русской культурой – он, бесспорно, таковой.


Поэтому определение есть. Оно, может быть, не до конца формализовано, но мы находимся в ситуации, когда работаем с трудноформализуемыми гуманитарными понятиями. И такие понятия никогда не будут четко структурированы. Всегда будут разночтения.


Если человек, даже не русский, не башкир, не якут, но искренне любит Россию и готов сам себя называть русским соотечественником — то, конечно, он соотечественник.


Здесь вопрос и в том, что есть и обратная сторона медали. Есть люди, которые вроде бы полностью соответствуют ряду категорий этого определения — и принадлежат к народам, исторически проживающим, и хорошо знают русский язык, и, может быть, даже с культурой очень хорошо у них, но они как раз ведут деятельность характера направленного, если можно так выразиться, в другую сторону. То есть не пропагандируют Россию, а поливают Россию нехорошими словами. Мы знаем, что таких тоже достаточно много в среде соотечественников. Можно ли считать их соотечественниками без оговорок? Я бы все-таки считал, что оговорки будут.


Другое дело, что это уже задача России и тех структур, которые работают с соотечественниками — пытаться разубедить ту часть наших потенциальных соотечественников, которые считают, что в нашей стране все очень плохо, и с ней лучше никаких дел не иметь.


Поскольку эта тема носит гуманитарный характер, однозначно, но есть еще и аспект геополитический. Его тоже стоит учитывать, и вряд ли стоит однозначно воспринимать в качестве соотечественников и в качестве партнеров людей, которые разделяют иные ценности, а не ценности русского мира.


Эта проблема ведь связана и со структурированием нашей большой сетевой системы. Поскольку возникает вопрос, когда мы начинаем выбирать партнеров для реализации проектов: каков критерий выбора партнеров из числа соотечественников? С точки зрения технологии - это задача первостепенной важности. Потому что, рассуждая о сетевой организации, мы предполагаем, что у нас есть технология в лице Интернета, которая способна их объединить. И здесь проблема, если говорить об Интернете, работы с теми же социальными сетями стоит достаточно остро.


Мы работаем с технологиями и устанавливаем некую горизонтальную связь. Но всегда возникает, кроме этой технологии, момент ценностный. Что нас еще объединяет? Нас должны объединять эти самые ценности. А вот с ценностным объединением возникают вопросы, поскольку люди, которые мыслят в рамках некоей смысловой парадигмы — с ними можно работать и мы знаем, к чему мы можем стремиться. Мы должны стремиться к благополучию России и представителей русского мира, проживающих за рубежом, которые, конечно, связывают свои интересы с российским государством, с российским обществом, с русской культурой, с русским языком.


Вот с этими людьми, понятно, что мы работаем. Там дальше уже возникают другие вопросы, связанные с их работоспособностью, поскольку организации разные,  люди разные, и  у кого-то ценности могут выражаться настолько экзальтированно, что с ними сложно работать уже по другой причине.


Соединение горизонтали сетевой технологии и ценностной вертикали и создает те условия, которые позволят, в конце концов, нам создать работоспособную русскую сеть, способную адекватно реагировать на те вызовы и угрозы, которые несет современный глобализирующийся мир. А то, что эти вызовы и угрозы сейчас очевидны, мы видим прекрасно на примере того, что происходит у наших партнеров в Европе.


Продолжение следует...


Беседовал Аркадий Бейненсон

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie