Хлебные крошки

Статьи

Фото - сайт Президента России
Внутриполитический процесс в России
Политика
Россия
Сергей Пантелеев

О Путинском стиле, Конституционной реформе и будущей России

15 января 2020 года в России окончательно закончились не только долгая новогодняя спячка, но и изрядно затянувшаяся спячка политическая. Вчера Путин, по сути, сделал то, что от него ожидали в 2018 г. – восстановил союз лидера и нации, объявив масштабные изменения в социальной сфере, ориентированные на массовые слои населения, отмежевался от непопулярных в народе «зажравшихся» компрадорских элит и в довершение отправил в отставку непопулярное, набившее оскомину, правительство, выдвинув кандидатом в премьеры «технократическую» фигуру Мишустина.

Главное же состоит в том, что все эти изменения носят не декларативно-популистский характер, которым сегодня никого не проймешь, а системно-институциональный – с запуском не много ни мало, а Конституционной реформы.

И если до вчерашнего дня длящаяся, по крайней мере, с мая 2018 г. политическая спячка воспринималась как «застой», «стагнация» и пр., то теперь ее вполне можно оценивать как «выдержку» и «подготовку к рывку».

Впрочем, пока мы можем только предполагать, каким будет новое правительство Мишустина и насколько объявленные Президентом реформы окажутся реализуемыми, не утонут ли все эти благие начинания в бюрократичной волоките, пассивности чиновников и в элементарной нехватке квалифицированных специалистов, способных все это реализовать на практике. Что, к слову сказать, тоже является прямым следствием «застоя» и предыдущих «успехов» в сфере образования.

Пока мы можем только признать в очередной раз, что во главе России стоит лидер, обладающий политической волей, имеющий свой     политический стиль, контролирующий ситуацию в стране и тонко чувствующий общественные настроения. А это – очень много.

Более того. Заявленные изменения в Конституцию, пожалуй, впервые приоткрывают в «путинском стиле» то, что ранее было не очевидно. Путинская «реактивная политика» обычно трактуется двояко. С одной стороны – как признание того, что тактика в ней всегда имеет бОльшее значение, чем стратегия, с которой, де, большие проблемы, так как в стремительно меняющемся мире невозможно просчитывать игру «в долгую». Но так говорят оптимисты, для пессимистов же путинская «реактивность» - просто признак стратегической слабости. Но вторая сторона этого стиля связана, как раз, со способностью выдержать время, взять паузу и совершить молниеносное, внезапное действие, мгновенно, неожиданно для всех полностью переформатирующего реальность. Так было с реформой армии. Так было с Крымом. Так, похоже, происходит теперь.

Но, как раз, в этой последовательности «путинских бросков», приоткрывается стратегическое начало, связанное с простой и понятной ценностью защиты, укрепления и развития российского суверенитета.

С приходом Путина в 1999 г. стояла задача восстановления «вертикали власти», а по сути – восстановления государственности как таковой. К середине «нулевых» эта задача в целом была решена и, начиная с «Мюнхенской речи», начался сложный процесс восстановления потерянных Россией позиций на мировой арене. К четвертому сроку Путина и эта задача, в целом, была решена успешно, несмотря на все известные издержки. Сегодня, как представляется, перед всеми нами стоит самая сложная задача – задача создания самовоспроизводящейся социально-политической системы, способной «работать» не в ручном режиме. Суть нынешней Конституционный реформы именно в этом. Путин инициирует создание, как это не парадоксально, «России без Путина», но именно это государство может стать настоящей «Россией Путина».

Но сработать это может только тогда, когда это будет делом не только Путина, но всех граждан России. Поэтому эта задача стоит перед всеми нами.

Сергей Пантелеев

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie