Хлебные крошки

Статьи

Сергей Пантелеев
Переселение соотечественников
Политика
Россия
Сергей Пантелеев

Общественный запрос на репатриацию

и Госпрограмма содействия добровольному переселению соотечественников в РФ

Выступление директора Института Русского зарубежья Сергея Юрьевича Пантелеева на круглом столе «Современное состояние и пути совершенствования миграционной политики России (законодательство и правоприменительная практика)», состоявшемся 7 июня 2007 г. в Государственной Думе Российской Федерации.



Комментировать ход реализации Государственной программы содействия добровольному переселению в РФ российских соотечественников, проживающих за рубежом, сложно по нескольким причинам. Во-первых, потому что непосредственный этап практической реализации Госпрограммы до сих пор толком так и не начался, и мы пока все еще находимся на затянувшемся окончании первого подготовительного этапа. Во-вторых, потому что изначально комментатор, если он, конечно, не ставит перед собой цель либо откровенного славословия, либо безответственного критиканства, понимает, что пока, увы, больше проблем, а о проблемах и недочетах всегда говорить сложнее, чем об успехах и достижениях.



Первая проблема - это, конечно, уже отмеченное затягивание сроков реализации подготовительного этапа. Во многом это произошло по объективным причинам. Прежде всего, в связи с очень небольшим количеством времени, которое было отпущено государственным структурам, как на подготовку самой программы, так и на реализацию подготовительного этапа – подготовку и принятие всего необходимого пакета нормативно-правовых документов, а также разработку и утверждение региональных программ переселения. Это, возможно, и неприятно, но вполне объяснимо, особенно с учетом того, что данная программа, пожалуй, впервые попыталась вынести проблему соотечественников из некоего абстрактного состояния в практическое русло, и, естественно, нашим чиновникам пришлось сразу же приобретать практический опыт деятельности в этой сфере.



Конечно, очень большой комплекс проблем, с которым людям предстоит вплотную столкнуться уже после переселения в принимающие регионы: острый жилищный вопрос, трудоустройство, адаптация и т.д.



Но это впереди. Я бы хотел более подробно остановиться на том комплексе проблем, который уже очевиден и активно работает на дискредитацию Госпрограммы. Имеется в виду та абсолютно неадекватная ситуация в информационной сфере, которая сложилась вокруг данной темы.



Если, например, мы проанализируем комплекс публикаций о Госпрограмме в печатных СМИ и Интернете, причем, как в России, так и в странах проживания соотечественников, то около 90 % из них будут носить критический характер. Конечно, какая-то часть из них будет критикой конструктивной. Но таковых публикаций, к сожалению, меньшинство. Увы, большинство отзывов – это критика ради критики, часто вообще предъявляющая претензии к Госпрограмме за то, что в ней вообще не содержится.



Не могу не привести пример, хотя он из области публичных комментариев. Так вот, не так давно мне пришлось наблюдать на одном из круглых столов посвященном Госпрограмме, как один известный тележурналист горячо убеждал присутствовавших в том, что принудительное (?) массовое (?) переселение в Россию русских будет неминуемо способствовать расцвету в России русского фашизма, поскольку все репатрианты поголовно станут электоратом неких фашистских партий (??????).



Подобный, не побоюсь этого слова - бред, можно, конечно, вообще оставлять без внимания, но беда состоит в том, что именно такие комментарии, заявления, публикации преимущественно формируют информационное поле вокруг Госпрограммы и оказывают весьма негативное воздействие на ее имидж. Причем я взял только один аспект, вариаций подобной с позволения сказать «критики» огромное количество.



Почему это все происходит? На мой взгляд, здесь сталкиваются три фактора, соединение которых и приводит к деформации информационного пространства вокруг Госпрограммы.



Во-первых, существует определенное разночтение между содержанием Госпрограммы и общественными ожиданиями в ее адрес со стороны, прежде всего, самих соотечественников. Я имею в виду, что очень часто Госпрограмму содействия добровольному переселению соотечественников воспринимают как программу репатриации в Россию русских, проживающих за рубежом. Понятно, почему это происходит: в общественном сознании понятие «соотечественник» прочно связано с русскими, живущими за пределами России, а Закон о соотечественниках 1999 г., который, скажем так, несколько более расширительно трактует данную дефиницию, у нас, как водится, мало, кто читал. При таком подходе, естественным образом, и сама программа, которая ассоциируется с национальным фактором, приобретает не вполне точную ассоциацию с программой репатриации.



По большому счету, здесь тоже можно увидеть объективную сторону, поскольку эта реакция отражает ни что иное, как общественный запрос на идею, сформулированную именно как репатриация русских в Россию. И, прежде всего – общественный запрос со стороны самих соотечественников, которые, подчеркну еще раз, в подавляющем большинстве воспринимают Госпрограмму именно в этом качестве.



Во-вторых, есть такая большая проблема, которая называется «журналистское сообщество» и примыкающая к ней часть группы т.н. «экспертного сообщества», как раз в той ее части, которая состоит из тех же журналистов. Журналисты у нас законы, как водится, не читают, программы тоже читать не любят, но писать обо всем этом очень любят. Их цель часто – состряпать рейтинговую байку с минимальной степенью ответственности за ее содержание. Но журналисты таковы по самой своей природе, и это не их проблема, это проблема тех, кто отвечает за реализацию Госпрограммы.



И вот третий фактор, на мой взгляд – основополагающий, это позиция госструктур, отвечающих за реализацию Госпрограммы по отношению к ее информационной поддержке, к ведению разъяснительной, может быть даже пропагандистской работы. Но при том, что с самого начала вокруг Госпрограммы развернулась настоящая информационная вакханалия, соответствующие структуры заняли странную позицию невмешательства в процесс. Конечно, определенная работа ведется, были выезды в страны проживания соотечественников, встречи с лидерами организаций соотечественников, было несколько пресс-конференций и круглых столов, представители ФМС и МИД регулярно выступают в прямом эфире на радио «Голос России», но пока эти мероприятия явно не могут переломить тот информационный негатив, который, увы, сформировался вокруг госпрограммы.



Я знаю, что в ФМС все же разрабатывается программа информационной поддержки, которая, собственно, предусмотрена и в тексте Госпрограммы, но пока не совсем понятно, что она собой представляет. Хотя, может быть, ситуация и изменится к лучшему – вчера, например, по Первому каналу в программе «Время» прошел очень хороший репортаж о переселенческой программе…



Выше я говорил о том, что часто на уровне общественного сознания несколько деформируется суть Госпрограммы. Соответственно, возникает вопрос – в чем же она состоит, как ее сформулировать? Я может быть рискую ошибиться, но, думаю, что не на много. А если и сделаю ошибку, то представители ФМС меня поправят. Ее суть состоит в том, что российское государство пытается на практике понять, насколько ресурс соотечественников, проживающих за рубежом (в расширительной трактовке закона о соотечественниках) является реальным с точки зрения использования его для привлечения в нашу страну квалифицированной рабочей силы. Причем в ограниченных количествах, на те рабочие места в регионах, которые реально вакантны. В этом отношении это проект преимущественно экономический и далеко не такой масштабный, как об этом многие твердят. Хотя, конечно, есть и гуманитарная составляющая – возможность переселения вместе с семьями и использование бюджетных средств на покрытие расходов семей при переселении. При такой формулировке, быть может, Госпрограмма и теряет в имидже, но, по крайней мере, приобретает главное – нейтрализацию риска ее неадекватного восприятия со стороны соотечественников.



А это риск весьма серьезный. Ибо, общаясь постоянно с нашими соотечественниками, читая их комментарии на нашем портале, отслеживая их отзывы, статьи, письма, я могу сказать, что рефреном в них звучит тезис: «Российские чиновники саботируют реализацию президентской переселенческой программы».



Это может звучать, опять же, неприятно. Но это далеко не единичное мнение. И это мнение нужно учитывать при дальнейшем выстраивании работы по реализации Госпрограммы, особенно в той части, которая касается ее информационной поддержки.



В заключение хотелось бы сказать несколько слов, касающихся законотворческой деятельности. Как я выше отметил, настоящую Госпрограмму можно воспринимать, если угодно, как тест на измерение переселенческого потенциала наших соотечественников. В этом смысле от успеха ее реализации зависит очень многое. Я уверен, что сейчас, когда начнется практический этап ее реализации, люди начнут переселятся, столкнутся с реальными трудностями, то шквал критики может возрасти, активизируются голоса тех, кто твердит о том, что «в Россию никто не поедет» и т.д. Соответственно, неуспех может полностью дискредитировать саму идеи переселения и вновь в очередной раз негативно сказаться в целом на имидже России.



Я уверен в обратном – наши соотечественники представляют реальный демографический, трудовой ресурс и их возвращение в Россию благотворно скажется на социально-экономическом развитии страны. Но для того, чтобы процесс возращения из ограниченного тестового варианта стал реальным, необходимо принятие Закона о репатриации и уточнение Закона 1999 г. о соотечественниках, прежде всего – в той ее части, которая касается определения «соотечественник». Только в этом случае мы сможем реально ответить на общественный запрос на репатриацию, который существует среди наших соотечественников, и подвести под процесс их возвращения в Россию прочную нормативно-правовую базу.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie