Хлебные крошки

Статьи

Аркадий Черкасов, старший научный сотрудник Института США и Канады РАН // Национальные образы мира

Русские канадцы

В Канаде сегодня проживает всего около 40 тысяч этнических русских

В Канаде проживает относительно немного граждан "чисто-русского" происхождения: по последней полной переписи (1991 г.) – всего около 40 тыс. чел., что в 10 раз меньше, чем украинских канадцев (не считая в обоих случаях лиц "смешанного" происхождения; с учетом последних число полностью или "частично" русских составило примерно 200 тыс., а украинцев – 1 млн.). За 1991-1996 гг. общее число уроженцев бывшего СССР (т. е. иммигрантов первого поколения) выросло с 99 тыс. до 108 тыс. чел., а число канадцев, считающих русский язык родным – с 35 тыс. до 58 тыс. Следует, однако, подчеркнуть крайнюю неоднородность русской этнической группы в Канаде и неполный учет ее компонентов. По различным оценкам канадской прессы, в 1995 г. в одном лишь г. Торонто проживало от 50 до 75 тыс. русскоязычных, в Монреале – около 25 тысяч.

Канада испытала четыре основные волны русской иммиграции. Первая была весьма специфической и наложила заметную печать на историю освоения канадского Запада и формирование русского имиджа в этой стране. Речь идет о переселении в Канаду в 1898-1902 гг. более 7 тыс. духоборов – русской религиозной общины, своего рода крестьянских протестантов, отвергавших церковную обрядность, поклонение иконам и вообще официальное православие, исповедовавших идеи пацифизма и раннехристианского коллективизма.

Преследовавшаяся царскими властями, община переселилась в Западную Канаду на средства, пожертвованные Л. Н. Толстым, идеи которого во многом созвучны мировоззрению духоборов (на оплату их переезда писатель отдал гонорар за роман "Воскресение"). В Канаду духоборов сопровождал один из сыновей Л. Н. Толстого – Михаил.

Поселившись на целинных землях степной провинции Саскачеван, духоборы сохранили общинный образ жизни и коллективную собственность на средства производства. За это они вновь подверглись преследованиям, теперь уже местных властей, которые требовали отказа от коллективистских принципов и регистрации каждой семьей своей частной собственности. Поэтому в 1908 г. большая часть духоборов покинула уже освоенные ими земли Саскачевана и переселилась в горные долины самой западной провинции Канады – Британской Колумбии, где после многолетнего периода трений с местными властями духоборы были, наконец, оставлены в покое. В настоящее время они сосредоточены, в основном, в г. Гранд-Форкс и его окрестностях (поселок Бриллиант и др.). Сохранились и поселения духоборов в Саскачеване (в районе поселков Каслгар, Камсак, Веригин и др.). В 1996 г. в провинции Саскачеван насчитывалось 25,5 тыс. жителей хотя бы отчасти русского происхождения, хотя "чисто - русскими" из них назвали себя лишь 3,7 тыс.; в соседней Манитобе – соответственно 21,5 тысячи и 2,5 тысячи.

Сейчас в Канаде насчитывается до 30 тыс. потомков духоборов (хотя веру сохранили лишь 5 тыс.), которые составляют наиболее (если не единственную) реально сплоченную группу канадцев русского происхождения. Более половины их сохранили знание русского языка в качестве родного. За прошедшие десятилетия в их среде произошло существенное социальное расслоение, выделился ряд крупных бизнесменов (главным образом в г. Ванкувере), но сохранились и коллективистские сельскохозяйственные общины.

"Русские" корни во многом сохранили и исповедующие аналогичное религиозно- коллективистское мировоззрение западно-канадские сельскохозяйственные колонии российских немцев-гуттеритов (22 тыс. чел.) и в меньшей степени – меннонитов (более 200 тыс. чел.). Это протестантские секты, члены которых более столетия прожили в России и в конце 19 - начале 20 вв. были вынуждены переселиться в Канаду. Во многих этих замкнутых группах сохранилось знание русского языка, хотя они не учитывались переписью как "русские".

Вторая для Канады волна русской иммиграции – послереволюционная. В отличие от большинства других западных стран (где эта волна была первой) в Канаде она была не столь значительна и отличалась относительно низкой долей в ее составе интеллигенции и дворянства, которые предпочли осесть в Западной Европе или США. В Канаду направились преимущественно иммигранты с низкой квалификацией, такова была и политика канадских властей в отношении русской иммиграции тех времён: поощрялся лишь въезд "чернорабочих". Есть лишь несколько исключений – в частности, одна из ветвей графской семьи Игнатьевых (последнего царского министра народного просвещения), члены которой поселились в Канаде и играли видную роль в развитии технических и политических наук в этой стране (ныне покойный Джордж Игнатьев занимал посты постоянного представителя Канады в Совете Безопасности ООН и в НАТО). Часть "белоэмигрантов" – а вернее, их потомков, первоначально обосновавшихся в Китае, – прибыли в Канаду в 1956-1970 гг., проделав сложный путь через Австралию или Латинскую Америку. В большинстве это высокообразованные люди; часть из них осела в Ванкувере.

Ко второй волне русских иммигрантов примыкают и иммигранты 20-х – 30-х годов, прибывшие с принадлежавших в ту пору Польше западно-белорусских земель ( а отчасти – и с Западной Украины), число потомков которых на середину 80-х годов оценивалась в 60-100 тыс. человек. Перепись не относит их к лицам русского происхождения (чаще – польского или белорусского), но многие из них иммигрировали, не имея отчетливо сложившегося белорусского самосознания и, как и их потомки, считают себя русскими (а следовательно, и являются таковыми). Именно представители этой группы преобладали в составе организованной в 1942 г. "Федерации русских канадцев" (22,7 тыс. членов в 1949 г., менее 1 тыс. в конце 1980-х гг.; ныне её деятельность практически сошла на нет).

Следующая, третья для Канады волна русской иммиграции состояла преимущественно из "перемещенных лиц", потерявших родину в результате Второй Мировой войны и сталинского террора. В их составе были как бежавшие с германской армией подлинные коллаборационисты, так и пленные, либо угнанные в Германию честные люди, боявшиеся репрессий в случае возвращения домой. Это наиболее разобщенная и охотнее всего ассимилировавшаяся, целенаправленно старавшаяся по возможности скорее "раствориться" в канадском обществе, группа русских иммигрантов – недружных, не доверявших друг другу, а тем более, всяким инициативам, исходившим из тогдашнего СССР.

Многие скрывали свое русское происхождение, указывая в качестве страны, откуда прибыли, Германию, Францию и т.д., что в общем соответствовало истине. Эта группа была социально очень неоднородной, с явным преобладанием мужчин относительно молодого возраста, охотно вступавших в межэтнические браки с канадками. Второе поколение иммигрантов этой группы, естественно, уже не столь травмировано и не столь недоверчиво в отношении России – но и в наибольшей степени ассимилировано. Какая-то часть этой группы стала ядром основанного в 1950 г. в г. Торонто антикоммунистического Русского культурного общества (РКО), издававшего журнал "Русское слово в Канаде".

Другая организация аналогичного толка сложилась вокруг издававшегося там же с 1960 г. литературного журнала "Современник". Но в целом можно сказать, что эта волна русской иммиграции отличалась наименьшим уровнем самоидентификации и наименьшей групповой активностью (в отличие от большинства других, весьма сплочённых этнокультурных групп канадцев), создав образ "особой недружности" русских.

Наконец, наиболее многочисленная и, несомненно, самая заметная в настоящее время группа канадцев российского происхождения – представители новейшей, четвертой волны иммигрантов из СССР, приехавшие за последние 20-30 лет. Это лица, прибывавшие в Канаду, как правило, по израильской визе, в большинстве русские еврейского происхождения, а нередко и этнически русские члены их семей. Они расселялись, в основном, в крупных городах Канады, особенно в Торонто, не создавая при этом русско-еврейских "гетто" типа нью-йоркского Брайтон-Бич. Как правило, в Канаду стремятся иммигрировать люди с высоким уровнем образования, интеллигентные и энергичные. Часть их довольно быстро вливается в ряды канадских профессионалов, пытается открыть свой бизнес и т.д. С представителями трех предыдущих волн российской иммиграции у них мало контактов как по причине этно-конфессиональных различий, так и вследствие заметной тяги к ассимиляции. Но при этом следует отметить, что у определенной части иммигрантов этой четвертой, русско-еврейской волны, напротив, появляется тенденция к "ностальгической саморусификации", и именно они в настоящее время наиболее активно представляют русскую культуру в Канаде.

Чувствовавшие себя в советско-российской среде "особенными" как евреи, а теперь оказавшиеся в нерусской, непривычной и в общем чуждой им по традиционным ценностным установкам среде канадского общества, многие иммигранты этой волны, особенно многочисленные в 1970-х - 1980-х гг., обнаруживали, что их русская (если угодно, "русскоязычная советская") этнокультурная специфика во много раз перевешивает еврейскую. Происходила смена или переоценка самоидентификации ("Это в России я был еврей, а здесь меня воспринимают как русского; то, что я – русский именно "еврейского происхождения", для канадцев малосущественно" – типичное для многих представителей этой волны заявление).

Косвенным свидетельством такой "саморусификации" можно считать имевшие место в 70-х - 80-х годах случаи перехода русско-еврейских иммигрантов в православие: по словам графа Георгия Павловича (Джорджа) Игнатьева – старосты прихода русской православной церкви в Торонто, в 1988 г. около трети прихожан составляли крестившиеся здесь русские евреи: люди тянулись к церкви как к культурному центру, связывавшему их с родиной (отделенной тогда железным занавесом).

Ныне положение изменилось. В 1990-х годах русская иммиграция в Канаду (например, в 1999 г. – 3734 чел.) перешла в режим нормальной экономической миграции ("пятая волна"?), необязательно связанной с израильской визой или политическими мотивами. Поселившиеся в Канаде россияне, как правило, сохраняют активные культурные (а часто и деловые) связи с Россией.

Данные обследования русской этнокультурной группы населения провинции Квебек (5170 респондентов), любезно предоставленные автору Министерством по связям с гражданами и иммиграции этой провинции в конце 1997 г., показали высокий уровень образования и занятости в “престижных” профессиях среди русских квебекцев. Так, 72% их свободно владеют французским языком, 85,5% – английским, притом 62% – одновременно обоими официальными языками Канады (и вместе с тем 68% твердо указали на сохранение русского языка в качестве родного, хотя 35% родились уже в Канаде). Среди лиц старше 15 лет доля выпускников университетов и коллежей составила 65%. Около 14% активного населения русского происхождения занимали руководящие посты – директоров, управляющих, административных работников; 9% – профессорско-преподавательские должности, столько же были заняты в медицине и здравоохранении, более 8% являлись работниками сферы искусства и литературы. Интересно, что в 1991 г. половина всех монреальцев российского происхождения (урожденных в СССР) была сосредоточена в городском районе Кот-де-Неж (Cote-de-Neiges), – составляя, впрочем, не более 1,5% его населения.

Среди канадцев, удостоенных звания "компаньона" Ордена Канады (высшая форма признания заслуг перед страной) – уже упомянутый Джордж Игнатьев (в 1973г.) и основательница знаменитой монреальской балетной труппы "Ле Гран Балле Канадьен" (Les Grands Ballets Canadiens) Людмила Ширяева (в 1984г.).

Роль "русских культурных центров" в больших канадских городах традиционно играют русские православные церкви – Храм Христа Спасителя РПЦ в Торонто, Кафедральный собор Святителя Николая Русской Зарубежной Православной Церкви в Монреале (во всяком случае, до пожара, случившегося в нем в 1998 г.; до сих пор не завершены работы по восстановлению этого сильно разрушенного пожаром храма), Петропавловский собор РПЦ в Монреале и другие. В 1980-е – 1990-е годы присутствие недавних россиян и русскоязычная культурная активность заметно нарастали в Еврейском культурном центре Бронфмана в Монреале и Еврейском общественном центре в Торонто. В г. Квебеке уже много лет действует "Пушкинский кружок", объединяющий русских квебекцев и просто местных поклонников русской культуры.

На русском языке в Торонто и в Монреале издается ряд еженедельных газет, ведутся регулярные радио- и телепередачи. Государственное Международное Канадское радио (RCI) ведет ежедневное вещание на русском языке.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie