Хлебные крошки

Статьи

Евразийская интеграция
Политика
Россия

Роман Гришенин

Один из ключевых недугов ЕАЭС – недостаточная медийность и гласность

Портал RUSSKIE.ORG публикует текст выступления заместителя исполнительного директора Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова Романа Николаевича Гришенина на круглом столе «Мир после коронавируса – Евразийская повестка 2030», состоявшегося в рамках Международного проекта в сфере публичной дипломатии «Точки роста», который реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.

Хотя изучение Евразийского союза не является напрямую объектом моих научных интересов, как сотрудник «грантодающей» организации я позволю себе несколько замечаний, которые основываются на моём опыте работы в данном статусе. Поэтому хочу сразу ответить на этот «провокативный» вопрос, как вы определили, в отношении того, нужна ли Евразийской интеграции молодежь и нужна ли молодежи Евразийская интеграция.

Несмотря на то, что этот вопрос является лишь одним из более чем десятка приоритетных направлений деятельности фонда, анализ поступающих заявок на получение финансовой помощи для реализации проектов, где традиционно около 50% заявок в той или иной степени связаны с вопросами евразийской интеграции, более 80% заявок приходят от некоммерческих организаций, которые смело можно называть молодёжными. Там руководство и участники находятся в возрасте менее 35 лет по ООНовской классификации. Таким образом, можно чисто статистически сделать вывод о том, что евразийский интеграционный процесс молодёжи нужен или, по меньшей мере, интересен.

А вот нужна ли молодежь евразийской интеграции - я считаю, что она нужна хотя бы потому, что представители, например, т.н. «generation next» могут справиться с одним из ключевых недугов ЕАЭС – это недостаточная медийность и гласность.

Есть такое устойчивое английское словосочетание как «lack of public evidence», и, думаю, именно этот недуг, которым страдает Евразийская интеграция, можно как раз этим словосочетанием точно описать.

К слову, в 2012 году на самой заре своего существования мы провели в Минске одну из первых конференций на тот момент, которая называлась «Евразийская интеграция: информационные вызовы». Хочу сказать, что накануне прочитал собственноручно написанный аналитический отчёт об этой конференции – уже тогда этот недуг медийности предсказывался многими экспертами как хронический, которым евразийская интеграция будет страдать. Но, как говорится в евразийском пространстве, «воз и ныне там».

Позволю также пробежаться по тем вопросам, которые уже были затронуты в выступлениях других экспертов ранее.

Говоря о создании позитивного образа ЕАЭС, отмечу: он может таковым стать, когда перестанет быть «невинно-экономическим» объединением – необходимо больше государственных функций делегировать на наднациональный евразийский уровень.

Это может быть любая сфера деятельности – здравоохранение, образование, может быть, даже судебная система. И, на мой взгляд, это позволит намного более эффективно гармонизировать экономические отношения. Говорят, нельзя быть чуточку беременной, поэтому не стоит отводить взгляд, «опускать очи дол» и всячески избегать обсуждения любой политической проблематики внутри ЕАЭС. «Бытие определяет сознание», «экономика и политика взаимосвязаны» и прочие банальности.

Считаю, что стоит определять конкретные задачи и сроки в контексте среднесрочного планирования, и четко соблюдать их исполнение. Иначе произойдёт то, что произошло с Союзным государством России и Беларуси: сейчас уже мало кто вспоминает, что подписанные документы имели конкретные сроки реализации, и эти сроки реализации закончились, если мне память не изменяет, в 2004 году.

Теперь о рисках и вызовах евразийской повестке. Мне очень было симпатично выступление на предыдущей конференции коллеги Межуева, который блестяще сформулировал, на мой взгляд, ключевой вопрос, заключающийся в том, состоится ли конвергенция США и Китая, либо будет у них холодная война разной степени напряженности – это первый угрозообразующий фактор.

Второй – каким образом гражданское общество стран-участниц и стран, стоящих на пороге ЕАЭС, будет реагировать на многомиллионное влияние в формировании выгодного коллективному Западу общественного мнения. Будет ли в государствах ЕАЭС осознание того, что, нам, по сути, продают «пирожок ни с чем», навязывается идея о бессмысленности и даже провале евразийской интеграции, идея, которой боятся на Западе – попытки возрождения СССР.

При этом нам, всем странам-участницам ЕАЭС, предлагается, по сути, взамен – ничто. Идея построения единого Европейского дома от Лиссабона до Бреста забыта или отложена на очень долгий срок, столь широко рекламируемые двери Европейского Союза ещё до пандемии были надежно закрыты для всех остальных желающих.

Свидетельством этому является ( а скоро мы будем «праздновать») 11 лет программе Восточного партнерства. А 6 государств-участников этой программы за это время ни на шаг не продвинулись к цели. И, насколько я понимаю, выражают разную степень удовлетворённости от предлагаемой в качестве «морковки» альтернативы – формуле интеграции без членства, которую, уж прошу прощения, на одной недавней европейский конференции эксперт сравнил «с сексом без обязательств». Программе «Трио-2030», которая была анонсирована полгода назад, помешала пандемия, но, я уверен, прорывов в этом отношении тоже не будет.

И третье в моём выступлении и последнее обстоятельство, но точно не по значимости. У некоторых стран-членов ЕАЭС может возникнуть соблазн максимально в одиночку использовать свой транзитный потенциал в рамках пресловутого «Один пояс - один путь», что, безусловно, будет подразумевать необходимость налаживания теснейшего экономического и прочих союзов с КНР. Как следствие, с учетом его потенциалов, – вероятность возникновения практически полной от него зависимости. И в этом контексте убедительным, на мой взгляд, должно быть напоминание о том, что Китай редко кого завоевывал, а большинство его побед – это результат относительно мягкой экспансии, которая включала в себя в том числе и частичную, а иногда и полную, ассимиляцию отдельных народностей и народов.

Таким образом, уверен, что в 2030 году наилучшим был бы сценарий, при котором страны ЕАЭС достигли такой степени интеграции, что могли бы выступать единым фронтом и проводить общую политику в отношении как Китая, так и другого крупного игрока на внешнеполитической арене – имею в виду Соединенные Штаты Америки.

Безусловно, я остановился на тех факторах, которые, на мой взгляд, могли стать угрозой единству и дальнейшему развитию Евразийского экономического союза. Их, я уверен, со счетов сбрасывать нельзя.

Я крайне благодарен вам за то, что пригласили меня принять участие в этом проекте, потому что с каждым экспертным выступлением я для себя открываю много нового в отношении Евразийской интеграции. Также уверен, что присутствующим сейчас онлайн студентам это было чрезвычайно интересно. Искренне благодарю всех экспертов. Спасибо большое!

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie