Хлебные крошки

Статьи

На фото: Райво Ярви и Пеэтер Тульвисте протестовали против «просоветской массовки»
Балтийские страсти
Политика
Прибалтика

Михаил Петров

Синдром унтер-офицерской вдовы

Как «просоветскую массовку» изгнали с прямого эфира

Поучаствовать в записи телемоста для программы «Судите сами» меня пригласил Димитрий Кленский, предупредив, что я должен буду отвечать на вопросы ведущей. Отчего бы и нет? Отвечать всегда готов!

Публику, долженствующую изображать заинтересованную массовку, приглашают припудрить носики, чтобы те не так блестели в свете софитов. Именно здесь, перед входом в четвертую студию, очаровательная дама, как сказали бы теперь «лицо Первого Балтийского канала», блистающая по воскресеньям на фоне Михаила Владиславлева и Александра Цукермана Наталья Маллеус преподносит массовке первый сюрприз:

– Я вас сильно огорчу: никому слова не дадут!

Не могу сказать, чтобы кто-то удивился или очень уж огорчился. Новость восприняли с юмором. Народ по-пушкински безмолвствует – привык за столько-то лет! И вот на мониторах в студии уже появилась московская картинка. Соведущая моста Наталья Васильева рассаживает гостей, проверяет связь и заметно волнуется. Парламентарии Михаил Лотман, Райво Ярви и Пеэтер Тульвисте внимательно разглядывают массовку, разглядев, дружно встают и покидают студию. Массовке еще невдомек, что ее, выражаясь современным новоязом, уже кинули.

Проходит десять минут, и теперь нас просят не просто помолчать, но вообще покинуть студию под тем предлогом, что Лотман, Тульвисте и Ярви поставили Наталье Васильевой ультиматум: «Либо мы, либо эта просоветская массовка!» Встаем и выходим: не срывать же чужой эфир. В фойе Михаил Лотман созванивается с Москвой, требуя гарантий отсутствия монтажа и редакторской правки. Райво Ярви поясняет журналистам, что дал согласие на участие в телемосте, не будучи поставлен в известность, что будет массовка, причем просоветская, причем с микрофонами. Пеэтер Тульвисте, испугавшийся «просоветской подставы», скрылся в кафе. У бывшего кандидата в президенты Эстонии легкая истерика. Наталья Васильева тщетно уговаривает его вернуться в студию на любых условиях.

А в это время Владимир Лебедев и Димитрий Кленский воспитывают Михаила Лотмана. Дискуссия завершается пророчеством Кленского о том, что Лотман окажется в одной лагерной печи с ним, если в Эстонии победит нацизм. Посрамленный Лотман скрывается в студии, куда нам – массовке - вход уже заказан. Правда, в передаче он участия не принимает и в кадре не показывается, зато имеет возможность слышать, о чем говорят в студии.

Мы же наблюдаем за программой из фойе, но монитор устроен так, что мы слышим только московскую студию. Тот, кто смотрел программу «Судите сами», дискутировавшую тему возможного вмешательства России, когда Эстония начнет сносить памятники советским солдатам, погибшим при ее освобождении, тот знает все остальное. Уже вечером в эфире я вновь услышал, как Райво Ярви публично обозвал Арнольда Мери палачом, а изгнанную массовку «просоветской».

О, эта неистребимая унтер-офицерская вдовица! Уж она-то никогда не упустит случая нажаловаться заезжему ревизору. Ей не важно, откуда ревизор – из Москвы или из Брюсселя, главное, публично излить горькую вдовью долю. А «просоветская» массовка была изгнана из студии, потому что заголяться на публике наша унтер-офицерская вдова не любит – самосечение есть дело архиинтимное.

Кто возьмется объяснить парламентарию Райво Ярви, что Советский Союз скончался, что ни Зюганов, ни Жириновский, ни Путин, ни даже Грабовой (за большие деньги!) не в состоянии воскресить покойника? Поэтому, если в Эстонии и остался кто-либо «просоветски» настроенный, то это только тот, кто верит в привидения. Вот, например, диссидент Олег Морозов, который каждый год ходит 9 мая на Тынисмяги под красным флагом. Он официально не признает кончины СССР, потому, вероятно, что для него Ленин и в гробу живее всех живых. Скажите мне, чем от «совка» Морозова отличаются парламентарии Ярви, Лотман и Тульвисте, которым везде мерещится призрак Советского Союза? Ничем!

Кто объяснит этим господам и иже с ними, что памятник на Тынисмяги не советский, но надгробный? Кто объяснит им, что уважение к мертвым выше эстонской политики и глубже местечкового национализма? Наконец, кто объяснит им, что сегодня, когда они воюют с надгробными памятниками, они не просто творят историю, но вписывают свои имена на ее скрижали. И если каждый бандит мечтает умереть честным человеком, то каждый наш политик ревнует о прижизненной славе поджигателя Герострата. Вот уж действительно: каждому свое!

И вот вам мораль: можно, конечно, вытащить эстонского политика из «совка», но не «совок» из эстонского политика.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie