Хлебные крошки

Статьи

Евразийская интеграция
Общество
Россия
Сергей Пантелеев

О дураках, дорогах и молодых солдатах Евразии

Портал RUSSKIE.ORG завершает публикацию материалов круглого стола «Мир после коронавируса – Евразийская повестка 2030» текстом вступительного и итогового выступления модератора дискуссии, директора Института Русского зарубежья Сергея Юрьевича Пантелеева. Круглый стол состоялся 5 июня в рамках Международного проекта в сфере публичной дипломатии «Точки роста», который реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов. 

<Вступление>

Если в прошлый раз мы обсуждали вопросы текущей повестки дня, хотя все-равно, заглядывая вперед, то сегодня мы хотели бы совсем вперед посмотреть – вперед на 10 лет, как минимум. И поэтому тема нашего сегодняшнего мероприятия звучит «Мир после Коронавируса – Евразийская повестка 2030».

Какие вопросы мы сегодня собираемся обсуждать?

Первый и, наверное, самый главный. Мы очень любим рассуждать о том, что России не хватает позитивного образа будущего. Я думаю, что полностью это применимо и к нашей евразийской интеграции. Есть ли позитивный образ будущего у Евразийской интеграции? И когда мы формируем вот эту «Евразийскую повестку 2030», то, прежде всего, мы подразумеваем под этим то, какой мы хотели бы видеть наш интеграционный проект через 10 лет. Так каким он должен быть?

Соответственно, что может мешать реализации того позитивного образа, который мы хотели бы создать, найти… Какие здесь есть риски, какие угрозы, и что нам здесь может помешать?

И, наконец, третий момент. Он сформулирован достаточно прямолинейно, может быть – даже провокативно, намерено провокативно. Звучит этот вопрос следующим образом: «Нужна ли евразийской интеграции молодежь, и нужна ли молодежи евразийская интеграция?».

Почему это сформулировано так провокативно? Мы знаем, что много проходит международных молодежных мероприятий, и мы на словах уделяем много внимания этим вопросам. Но очень важно спросить у самой молодежи - она интересуется евразийской интеграцией? Молодежи нужна евразийская интеграция? Для чего мы используем сегодня молодежные проекты с точки зрения их реализации? Как думает о них сама молодежь?

Формируя для себя вводную часть и отвечая на эти три вопроса, я вспомнил известную поговорку, крылатое выражение: «В России есть две главные беды - дураки и дороги». Часто это выражение приписывают то ли Карамзину, то ли Гоголю, на поверку оказывается, что, скорее всего, Задорнов где-то в 80-х годах это сказал, приписал либо тому, либо другому. Ну, как бы такой мем получился, прижился… И, наверное, он к нашей евразийской интеграции тоже вполне применим.

Потому что я абсолютно считаю (и в этом отношении полностью согласен с классическими евразийцами), что без России Евразии в принципе нет, и, соответственно, без России никакой евразийской интеграции быть не может. Поэтому если проблемы России такие ключевые, то, наверное, такие ключевые проблемы и у нашего большого евразийского пространства.

Так вот по поводу дорог. Ну дороги то, слава Богу, сейчас у нас строятся. Но вопрос ведь еще в том, для чего мы строим эти дороги? Вот кто по этим дорогам пойдет? Мы сможем, например, сесть утром в Москве в автомобиль и вечером оказаться в Ереване, приняв там участие в открытие какого-то нового евразийского мозгового центра? Либо мы строим дороги для того, чтобы по ним прошли молодые (у нас молодежное мероприятие) солдаты Евразии, в красивых стройных рядах. Тоже вариант, в принципе…

По поводу дураков. С дураками, конечно, проблема всегда. Я думаю, не только в России, не только в Евразии. В Европе тоже, и в Америке, как мы видим. Это общая проблема. Но только – как мы эту проблему собираемся решать?

Коллеги, особенно старшего поколения, я думаю, помнят хорошо песню группы «Машина времени» под названием «Битва с дураками». Можно, например, применить метод Макаревича в борьбе с дураками. И на выходе мы получим, наверное, вполне ожидаемую картину. В принципе, в этой замечательной песне методология обозначена.

А можно по-другому поступить. Можно поступить путем создания тех же мозговых центров развития новой экономики знаний, создания большого Евразийского Проекта, современного и открытого миру. И это будет путь борьбы с дураками.

Я думаю, что каждый из нас сегодня попытается обозначить свой путь решения этих проблем. И попытается сформировать тот образ позитивного будущего Евразии, который ему близок.

Но, при этом, дорогие друзья, заканчивая свое вводное выступление, я поделюсь с вами некими секретами. В прошлый раз наш разговор мне очень понравился. Более того, как вы все заметили, мы долго потом публиковали текст каждого выступления, народ обсуждал это все в Фейсбуке… Но поскольку, естественно, мероприятие у нас нацелено на молодежную аудиторию, я интересовался у нашей молодежной публики: «А что вы думаете о нашем первом мероприятии?».

И я, честно говоря, удивился. То, что оказалось нам крутым, суперинтересным, молодежь восприняла иначе: «Собрались старики, умные разговоры провели, а вот как-то без драйва…не хайпово». В этот раз, дорогие друзья, я думаю, что мы, благодаря нашей молодежи, в том числе, добавим драйва и, может быть, даже, немного хайпа.

***

<Заключительное выступление перед молодежью>

Дорогие друзья, я понимаю, что все уже устали. Мы работаем больше 3 часов. Но, честно говоря, у меня особой усталости и желания сбежать – нет. Мне хочется с вами еще немножко пообщаться. Не помучить, а подвести, действительно, определенный итог. Потому что те реплики, которые уже прозвучали, и те семена, которые я в самом начале бросил в почву вашу, они проросли очень интересным, неожиданный образом.

Про этих молодых солдат Евразии я не зря сказал… Потому что я бы хотел, чтобы по дорогам, которые мы строим, все-таки была возможность сесть в Москве и приехать по хайвэю за несколько часов в Ереван.

А солдаты молодые, солдаты Империи, они, конечно, должны быть. Но я бы не хотел, чтобы поколение, которое идет на смену нам, чтобы их главная мысль была только стать молодыми солдатами Евразии. Хотелось бы развития не только по этому привычному пути. Мы в прошлый раз шутили, что самый главный вид русского туризма – это путешествие на танке по Европе. Хотелось бы еще добавить к этому в большей степени интеллекта, экономики знаний, экономики развития. И, наряду с солдатами молодыми, чтобы у нас были молодые инженеры, молодые техники, молодые философы, поэты, писатели. О чем мы сегодня тоже говорили.

Я бы обратил внимание на еще один момент. Прозвучало два раза (и по-разному) слово «комсомол». Дмитрий Геннадьевич Евстафьев сказал о том, что у нас был позитивный опыт – комсомольские стройки. Настоящий Евразийский проект. Со всей большой страны приезжали молодые люди и строили, влюблялись, заводили семьи, создавали то большое социальное пространство, для которого не важна была национальность, хотя очень важно оставаться связанным с глубокой традицией. Но при этом создавали многие наднациональные вещи, которые и сохраняли, и развивали это пространство. Это хорошо, и это позитивный комсомольский опыт.

Одновременно с этим Юрий Вячеславович Шевцов сказал, что большая часть того, что говорила молодежь – какой-то поздний унылый комсомол. А я понимаю, почему он это сказал. Вы выбираете определенные коммуникационные рамки. Те рамки, которые связаны с вашим образованием, с вашим опытом, именно поэтому не возникает сразу резонанса с экспертами маститыми. Как ни крути, у них больше знаний. Вы только постигаете, начинаете идти по этому пути. Поэтому есть некие рамки операционности, инструментальности, в которых вы находитесь и боитесь за них выйти.

Причем, заметьте, ни у одного из старшего поколения Интернет не зависал. Это, к вопросу, такой момент интересный. То есть соединить глубину, опыт экспертов и вашу «продвинутость», больше тактическую – это, как раз, очень важно для того, чтобы у нас образовался тот самый резонанс. У меня резонанс с экспертами почти на 100%, с вами было сложнее. Но мы обязательно будем к этому стремиться, и мы его найдем.

По формату. Я согласен с тем, что все-таки онлайн загоняет нас в определенные рамки. Дмитрий Геннадьевич Евстафьев еще в самом начале предупреждал, что, на самом деле, американская матрица программы Zoom, все равно, направляет нас в определенный коридор. Но мы с этим, я тоже думаю, разберемся.

Закругляя свое итоговое выступление, я бы хотел пройтись по нашим трем основным вопросам, которые были вынесены в повестку дня.

Первое – тот мир, та Евразия, в которой мы бы хотели жить.

Я бы хотел, чтобы через 10 лет евразийское пространство было тем пространством, в котором нам хочется жить вместе с нашими детьми и передать его нашим детям для дальнейшего развития. Это самый главный, пожалуй, маркер.

Мы хотим, чтобы наши дети были умными, поэтому это должно быть умное пространство. Поэтому, если это экономика, то это должна быть экономика знаний. Солдаты Евразии – это хорошо, конечно, но при этом я бы хотел, чтобы это было пространство свободных и мыслящих людей. И здесь без университетов, как связующих центров, вообще сложно обойтись. Далее культура и т.д. и т.п.

Что этому будет мешать, на мой взгляд? Это очень серьезный разговор, и я бы предпочел его вести в большей степени в дискуссии с экспертами. Но вам я скажу очень кратко. Россия – это жестко организованная с точки зрения политической культуры система, в которой, конечно, очень многое зависит именно от государственной вертикали. Причем, с точки зрения евразийского пространства, пожалуй, Россия - наиболее европеизированная и наиболее связанная с потенциалом развития горизонтального начала. И, соответственно, от России очень многое зависит. В том числе, чтобы ваши инициативы, социальные инициативы, рождающиеся на уровне горизонтали, были востребованы. Потому что без гражданского общества (можно дискутировать, как его понимать правильно), без горизонтального начала невозможна экономика знаний. Будут солдаты, а инженеров и ученых не будет. Хотя это вещи взаимосвязаны, и ВПК, опять же, может развиваться только, если есть инженеры, есть творческое начало, о котором говорили сегодня эксперты.

Соответственно, мне кажется, это пространство, социально ориентированное и умное, может быть, только если мы с вами вместе будем стремиться быть умными и развивать горизонтальное начало. И тогда государство наше будет реагировать на те потенции, которые идут со стороны «почвы».

И, наконец, последнее. Я уверен, что евразийской интеграции нужна молодежь. Но молодежь евразийской интеграции нужна с точки зрения стратегической. Я просто очень много вижу того, как проходят молодежные мероприятия в рамках инструментальных рамок, которые сегодня уже обозначили как «новый комсомол». Мне кажется, что в нашем формате мероприятия должны перерастать в нечто другое. Кто-то из молодых выступающих говорил, что должна быть правда, что у молодежи обостренное чувство справедливости.

Тогда молодые люди будут видеть, что мы здесь говорим по-честному, а не для того, чтобы бюджет освоить или еще что-то. А потому, что мы хотим, чтобы эти ростки выросли, чтобы зерна, которые мы посеяли, стали действительно, точками роста, которые будут идти к жизни, к свету и к теплу.

И в этом теплом светлом мире, в Евразийском мире, мы будем с вами вместе жить, рожать детей, строить семьи, дома, выращивать деревья. И видеть эти прекрасные молодые лица, которые я сейчас вижу перед собой. Спасибо вам большое.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie